четверг, 19 ноября 2015 г.

Психолог Наталья ЛУКАШ о том, как работают специалисты Центра экстренной психологической помощи МЧС России

Сотрудники Центра экстренной психологической службы МЧС России получили тысячи обращений по «горячей линии», открытой после авиакатастрофы в Египте, проконсультировали 50 близких родственников погибших и провели 12 групповых терапий. 

О том, как работают экстренные психологи и в какой поддержке нуждаются сами силовики и спасатели, «Новые Известия» поговорили с главным специалистом по связям с общественностью Центра экстренной психологической помощи МЧС России Натальей ЛУКАШ.

– Как происходила работа психологов МЧС в случае с падением самолета в Египте?

– Сразу же после получения информации в аэропорт «Пулково» и в гостиницу, куда стали доставлять родственников погибших, выехала группа наших специалистов. Одновременно была открыта «Горячая линия» 8-800-775-17-17, где люди могут получить как информацию, так и психологическую поддержку. 

Чуть позже из Москвы в Санкт-Петербург была направлена еще группа психологов МЧС России. Кроме того, велась работа с родственниками погибших из других регионов. Там также есть наши специалисты.

– Что чувствует человек, который потерял близкого в катастрофе?

– Сначала сложно поверить в то, что произошло. Человек первые несколько дней как будто оглушен происходящим. Задача на этом этапе – помочь ему принять то, что страшное событие уже произошло. Следующие несколько месяцев приходится учиться жить без того человека, который был близок, начинает происходить процесс, который можно назвать «работа горя». 

Эта работа заключается в том, что человек день за днем разрывает те ниточки, которые связывали его с погибшим человеком. Например, когда человек видит любимую чашку своего близкого или оказывается в тех местах, где они вместе гуляли. 

К сожалению, «работа горя» – это такая ситуация, с которой в жизни сталкивается каждый человек, и это плата за любовь и за те близкие отношения, которые связывают людей в жизни. Важно помочь человеку не остаться в этом горе на всю жизнь. 

Работа специалистов МЧС России начинается в самый острый и первый период. Это как работа скорой помощи – чем быстрее специалисты начнут оказывать помощь и чем лучше сделают это, тем быстрее и с наименьшими потерями человек сможет вернуться к нормальной жизни. 

Мы неоднократно убеждались, что психологическая помощь, оказанная сразу после того, как человек попал в какую-то критическую ситуацию, может предотвратить появление психологических проблем в будущем. Естественно, есть люди, которым помощь нужна и в дальнейшем. Тогда после окончания острой фазы, где завершается наша часть работы, мы передаем человека нашим коллегам из иных государственных психологических служб.

– Что делают психологи МЧС?

– Задача специалиста-психолога на этом этапе зачастую состоит в том, чтобы помочь человеку осознать, что жизнь может продолжаться и после катастрофы, помочь найти в себе силы, которые позволят человеку жить дальше. Вторая задача – помочь человеку подумать о будущем. 

Когда человек становится жертвой какой-то катастрофы, его жизнь как будто делится на две половины – «до» и «после» нее. Человек попадает в состояние «пустого настоящего». Специалисты-психологи помогают человеку найти такие ресурсы, чтобы он мог справиться с тем, что произошло, и выстроить свою жизнь, которая будет после.

– Как строится работа с пострадавшими?

– Нет никакой универсальной формулы, как нужно работать со всеми людьми в этой ситуации. Мы, конечно же, не ждем, когда человек обратится сам. Приезжаем на место либо ЧС, либо, как в данном случае, место, где собираются родственники. Там мы оцениваем обстановку и уже оказываем ту помощь, которая людям нужна. Сами подходим, начинаем общаться. Когда человек переживает острое горе, он сам обычно за помощью не обращается.

– А бывает, что люди при ЧС отказываются от помощи ваших психологов?

– Обычно нет. Если обращаешься к человеку, то он начинает общаться. А дальше уже идет работа психологов. Вообще, помощь наших психологов включает работу по нескольким направлениям. Помимо экстренной психологической помощи очень важна информационная работа в условиях ЧС. 

Человек не понимает, что происходит, испытывает стресс. Самое тяжелое переживание – это ситуация неизвестности. Думаю, в тот период, когда не было информации о том, что конкретно случилось с самолетом, и она была противоречивой, людям было очень тяжело. 

Когда стало точно известно, что произошло, встречающие все равно хотели удостовериться, что фамилии их близких есть в списках. Затем люди желали знать, что им делать дальше: как будут доставляться тела, как будет происходить процедура опознания и так далее. Это тоже работа психологов, мы ее называем ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКОЙ. 

Мы не просто сообщаем важную для людей информацию, но и делаем это таким образом, чтобы человек воспринял и услышал ее. Конечно, нужно еще сообщать информацию так, чтобы она не усугубила и без того тяжелое состояние. Естественно, мы людей никогда не обманываем, говорим правду. Мы также никогда не говорим, что все будет хорошо. Не даем людям ложных надежд.


– Кому, кроме родственников, при ЧС требуется помощь?

– Обычно это касается людей, которые стали свидетелями катастрофы, или, как в текущей ситуации, оказались рядом с родственниками, узнавшими о трагедии. Таким людям тоже может понадобиться психологическая поддержка. Как правило, они обращаются на «горячую линию».

– Как стоит журналистам сообщать о подобных катастрофах?

– В целом все, что транслируется через СМИ, так или иначе влияет на состояние людей. В первую очередь на тех, кто потерял близких и ждет данных об их судьбе. Основная рекомендация – не давать избыточных обещаний и ложных надежд. 

Когда происходит любая ЧС, в первые часы информация хаотичная, из разных источников, может противоречить друг другу. Нередко источниками информации могут становиться неподтвержденные источники. В случае с падением самолета в какой-то момент начали говорить, будто спасатели слышат под обломками живых. 

Родственникам погибших дали ложную надежду на короткий срок, которую потом забрали. Поэтому лучше все-таки давать информацию из официальных источников. По крайней мере, за эту информацию они отвечают. 

Чудовищная ситуация была, когда произошла катастрофа с теплоходом «Булгария» (затонул 10 июля 2011 года, погибли 122 человека. – «НИ»). Кто-то запустил информацию, что был звонок с какого-то острова, что якобы часть людей спаслись. Тогда родственники людей, считавшихся пропавшими без вести, чувствовали себя, мягко говоря, ужасно, потому что эта информация была ложной.

– Как новости о чрезвычайных происшествиях влияют на зрителей, читателей, которых катастрофа не коснулась?

– Произошедшая катастрофа почти никого равнодушным не оставила. Многие летают на самолетах, начинают примерять ситуацию на себя. Возможно, у кого-то появятся новые страхи. Еще в таких ситуациях люди всегда хотят поддержать пострадавших. Мы по своей «горячей линии» получаем звонки с предложениями помощи и сочувствием в адрес родственников погибших.

– А как работа на местах ЧС или с родственниками погибших людей, пострадавшими влияет на самих психологов?

– Это тяжелая работа. Чтобы работа не оказывала негативных последствий, каждый человек должен ВОССТАНАВЛИВАТЬСЯ теми способами, которые подходят для него. Это может быть общение с семьей, занятие спортом, хобби и так далее. Кроме того, психологи понимают закономерности, почему и что происходит. Поэтому нам проще восстанавливаться. 

В нашем министерстве выстроена целая система. Раз в два года либо после каких-то крупных ЧС все сотрудники МЧС, которые принимали в нем участие, проходят мониторинг. И специалисты дают заключение, все ли у наших сотрудников хорошо в психологическом плане. Наши психологи, как и остальные сотрудники, тоже проходят такой мониторинг. Если есть проблемы, то будет предложена индивидуальная программа восстановления.

С Натальей ЛУКАШ беседовала Наталья ЕВДОКИМОВА
http://www.newizv.ru/society/2015-11-02/229922-psiholog-mchs-rossii-natalja-lukash.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий