воскресенье, 15 ноября 2015 г.

Полковник Игорь Дьячук. У военной психологии женское лицо

Полковник ДЪЯЧУК Игорь Алексеевич в программе "Гарнизон" на ВЕСТИ FM.  Эфир от 1 сентября 2013 года, но вопросы, о которых идёт разговор актуальны и сегодня.  


Гость в студии радио "Вести ФМ": Игорь Дьячук - полковник, заместитель начальника управления - начальник отдела (психологической работы) управления (военно-социальной и психологической работы) Главного управления по работе с личным составом Вооруженных сил РФ.

Ведущий программы - Анатолий Кузичев.

Кузичев: Итак, друзья, сегодня в "Гарнизоне" Игорь Алексеевич Дьячук, полковник, заместитель начальника управления, начальник отдела психологической работы Управления военно-социальной психологической работы, Главного управления по работе с личным составом Вооруженных сил Российской Федерации. Правильно?

Дьячук: Да. Здравствуйте.

Кузичев: Если короче, то вы военный психолог, даже руководитель соответствующего направления или службы. Это очень интересно, на самом деле, - военный психолог, потому что в принципе было бы совершенно понятно, что военными просто должен работать психолог. Раньше эти функции немножечко были распределены, я правильно понимаю, между политработниками. Они фактически выполняли же, да, эти функции, которые сейчас вы несете?

Дьячук: Да, зачастую это было так. Психологи были у нас, но это было в спецподразделениях, в подразделениях, которые выполняли особо важные задачи. Это, как правило, были гражданские специалисты.

Кузичев: Даже в советские времена?

Дьячук: Да. Это речь о советских временах. Но это были единичные случаи, а вот в линейных частях психологов не было. И только с начала 90-х годов у нас были введены должности психологов воинских частей.

Кузичев: А почему? Вы просто оглядывались на передовой зарубежный опыт или из какого-то совершенно конкретного соображения, опасения или там наблюдения?

Дьячук: В первую очередь, это, конечно, поиск новых каких-то решений, выходов. Потому что когда идеологию-то убрали из именно руководящей направляющей роли в вооруженных силах, идеологическую составляющую, то здесь необходимо было все равно работать с людьми.

Работа с конкретным человеком, конкретными его индивидуальными проблемами, работа с проблемами малых коллективов, уровень взаимоотношений, регулирование этих взаимоотношений, обучение - как правильно выстраивать эти взаимоотношения. Вот отсюда и, на мой взгляд, передовой, в общем-то, зарубежный на тот момент опыт и был взят на вооружение.

ПЕРВЫЙ ПСИХОЛОГ - КОМАНДИР (аудиозапись, часть 2)


Кузичев: Продолжаем разговор. Игорь Дьячук сегодня у нас в гостях. Остановились мы на том, что, конечно, психолог психологом, но первый по рангу и хронологически первый психолог, с которым сталкивается военнослужащий, - это командир. Ну, как бы психолог. 

Дьячук: Я бы сказал даже младший командир, то есть сержант. 

Кузичев: Младший командир, да, непосредственный начальник? 

Дьячук: Да. 

Кузичев: Потом, я поясню нашим слушателям, я попросил Игоря Алексеевича описать стандартную, рутинную работу психолога в частях. Примерно я представил: он составляет - психолог, а точнее сказать, она с большой долей вероятности, потому что у военной психологии женское лицо, как выяснилось, на 95-98%. 

У нее перед глазами есть некий портрет, так сказать, общее ощущение от части, у вот у нее, наверное, пометочки, фамилии, вопросительные знаки и так далее. И после этого она начинает методично, как бы должна, да, выравнивать этот самый климат, если он ей показался каким-то не подходящим. Как это происходит? Куда идут доклады, если они идут, что она делает? 

ЕЖЕДНЕВНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ


Дьячук: Чтобы представляли, все это завязывается на программу боевой подготовки, и ни в коем случае не происходит того, что там вырывается подразделение или какой-то военнослужащий из какого-то занятия и только ради того, чтобы к психологу пришел. Такие вещи происходят только в экстренных случаях. 

То есть психолог работает по плану, в соответствии с распорядком дня. Есть подразделения, которые выполняют задачу в отрыве и есть подразделения, которые выполняют подготовку к несению караульной службы, подразделения военнослужащих к несению внутренней службы. 


Фактически это ежедневное сопровождение, то есть тестирование этих людей и выработка рекомендаций. Готов он сегодня заступить к выполнению задач боевого дежурства, несению службы с оружием или, может быть, у него сегодня нет такой готовности, и поэтому имеет смысл, скажем, повременить, отстранить, заменить этого военнослужащего.

И вот чем ближе к заступлению на это дежурство, либо в наряд, либо в караул происходит тестирование, тем выше доля вероятности, что мы можем, ну скажем, выдать нужную рекомендацию своему руководителю, с тем, что бы провести эффективное управленческое решение. Вот.

Кузичев: Понятно, понятно.

Дъячук: То есть, когда военнослужащий получает письмо, а у нас на сегодняшний день даже есть такие средства информации, как телефоны сотовые, смс приходит от девушки, что я тебя разлюбила и...    

Кузичев: Ухожу к другому.


Дъячук: Да, Хотя все девушки верны, все должны ждать наших военнослужащих. И вот когда такие неприятности, жизненные ситуации происходят, человек слабый, не адаптированный, к таким, скажем так, может повести себя неадекватно.  
 
Кузичев: Может сделать, что нибудь. Учитывая, что у него может быть автомат в это время и эта неадекватность может иметь дорогую цену.

Дъячук: Угрозу, конечно, это может составлять.

Кузичев: Да, хорошо вы сказали. Все девушки верны, просто не всегда и не всем. А так верны конечно. Хорошо, ладно. Давайте сейчас, Игорь Алексеевич, за то время, что прошло с нашей прошлой беседы. Общие направления я понял, а что конкретно произошло за эти полгода. 

ОРГАНИЗАЦИОННО-ШТАТНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ


Дъячук: Я рассказал, что мы ввели центры (прим. - психологической работы), их восемь в округах (прим. - ЦВО, ЗВО, ЮВО, ВВО и на флотах - СФ, ТОФ, ЧФ, БФ). 

Кузичев: Они уже работают.

Дъячук: Да, с 1 июля (прим. - 2013 года) они уже работают. С 1 сентября (прим. - 2013 года) мы  вводим центр психологической работы Вооружённых Сил, который  будет заниматься чисто практическими вопросами, т.е. это работа в войсках. Ну и в военно-учебных заведениях, с 1 сентября (прим.- 2013 года) мы вводим группы психологической работы, которые будут сопровождать специальный контингент наш - это курсантов.  Это будущие офицеры, будущие военнослужащие по контракту. Вот эта категория. 

Кузичев: Особое внимание какое-то срочникам уделяется, всё таки это, как бы сказать, самое, с точки зрения психологии, уязвимая же часть. Просто, сейчас всё попроще конечно стало. Год служить это не три. Но тем не менее, когда выдергиваешь пацана, совершенно не готового  и на год, в совершенно новые для него условия забрасываешь, психологически, то есть, самые уязвимости по вашей части, правильно.  

КОЭФФИЦИЕНТ - ОДИН ПСИХОЛОГ НА 450 ВОЕННОСЛУЖАЩИХ.


Дъячук: Вот увеличение, то есть изменение  коэффициента, как мы говорили, один психолог на 450 военнослужащих, нам позволило порядка на 1000 человек увеличить численность наших специалистов войсках. То есть, это уже говорит о том, что времени, для того, чтобы работать с ними (прим.- военнослужащими по призыву) станет больше. 

О РАЗВИТИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ ВС РФ


Ну и наверное, для нас ключевой момент, 7 августа этого года (прим. - 2013) министром обороны издан приказ "О развитии психологической службы Вооружённых Сил Российской Федерации". В рамках этого приказа  была утверждена концепция развития психологической службы, план основных мероприятий на период до 2020 года и мы в соответствии с этим приказом, мы как раз и будем выстраивать.

Т.е. у нас будет полноценная служба, которая бы занималась организацией психологического сопровождения военнослужащих и гражданского персонала Вооружённых Сил. Потому, что та категория, которая не должна оставаться без внимания наших специалистов.

ТРЕБОВАНИЯ К ОБРАЗОВАНИЮ ВОЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ


Кузичев: На сколько вы сказали, на 1000 вы увеличили.  А сколько всего сейчас военных психологов в армии.

Дъячук: Значит, у нас порядка 2500 - 3000 сейчас психологов. Я почему говорю вот с таким разбросом, потому что введены должности, я уже говорил с 1 июля, мы сейчас подбираем специалистов, у нас подбор достаточно основательный, серьёзный, это специалисты только с высшим психологическим образованием. 


Мы делаем, конечно, исключения если это отделённый гарнизон и там, скажем, ну нету выпускника классического университета, психфака. Мы берём специалистов с социальным образованием, психолого-педагогическим, осуществляем повышение квалификации, переподготовку и так далее, т.е. доворачиваем.

Как правило, на должностях наших специалистов это жёны военнослужащих, либо дочери, либо те кто сейчас находится уже в запасе, в отставке. 

О ФОРМЕ ОДЕЖДЫ ВОЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ И ЭМБЛЕМЕ


Кузичев: А есть у военных психологов или может будет своя форма?   

Дъячук Да, конечно.

Кузичев: Я сижу и мучительно думаю, что на эмблеме могло быть изображено.  

Дъячук: У нас есть неофициальная эмблема, это буква пси. Это вообще у всех психологов силовых структур. Пси со звездой. Мы общаемся с психологами МЧС, МВД, других силовых структур. Буква пси, это как раз символ психологии. Другое дело, что лавровые ветви различные, звёзды и т.д.   


Форма одежды ОБЯЗАТЕЛЬНО НУЖНА. И вот министром обороны предписано нам подготовить варианты, разработать.  

Кузичев: Занимаетесь ?  

Дъячук Вот уже в стадии начала работы.

Кузичев: А в каком направлении, примерно, хоть.  


Дъячук Значит, мы хотим, чтобы это была специализированная одежда для работы в полевых условиях в первую очередь. Т.е. в лёгких туфлях, да, в каком-то платьице или в какой-то лёгкой одежде, если это летом, а зимой в шубе работать в полевых условиях, наверно, будет очень не удобно и не совсем нас поймут.  

КузичевНе поймут, зато издалека будет видно психолога. Вот в шубе идёт или ситцевом платье.

О КОНКУРСЕ ПСИХОЛОГОВ ВС РФ 2013 ГОДА НА СЕВЕРНОМ ФЛОТЕ


Дъячук: Да действительно. Мы говорим о том, что психолог у нас должен работать и на подготовке, то есть вопросы психологической подготовки и вопросы реабилитации. Мы многие моменты вот эти апробируем на конкурсах наших специалистов, о которых, я уже рассказывал на прошлых встречах,  


В этом году (прим. - 2013) у нас такой конкурс был на флоте на Северном. Это впервые мы провели такой конкурс. Если в прошлом году (прим. - 2012)  мы проводили на базе общевойскового объединения, то здесь мы взяли тематику военно-морскую. Я вам могу сказать, удалось очень многое посмотреть и показать нашим лучшим психологам и они нам показывали что умеют. 


И если психолог мотострелковой бригады, либо авиационной базы, либо ракетного полка, в сфере своей деятельности общался и работает вполне нормально, то попав на тяжёлый авианесущий крейсер  "Адмирал Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецов", либо на подводную лодку "Новомосковск", для него было удивительно, как здесь люди вообще служат.   


Кузичев: Да, это очень интересная тема по поводу конкурса Всеармейского профессионального мастерства специалистов психологической работы. Пытаюсь представить себе как психологи между собой соревнуются, кто быстрей успокоит. Как это выглядит. Сидят два парня, вы привели пример, которых бросили девушки и на время психологи к ним подскакивают, значит, кто первый, ну как ...  

КОНКУРСНЫЕ ЭТАПЫ


Дъячук Несколько этапов. Один из этапов это проведение социально-психологического обследования. подразделения. Т.е. брались штатные подразделения, изучались и мы смотрели технологию проведения вот этого обследования, а так же выдачу рекомендаций.


Мы в первую очередь говорили, о том, что выдан окончательный результат должен быть, это рекомендации командиру подразделения. Они должны быть написаны таким понятным языком, что командиру должно быть предельно ясно и понятно, что делать с одним, вторым, третьим и четвёртым. Не научным языком, не терминами психологическими, а конкретными рекомендациями,   

Что бы было понятно, что у этого человека, с ним есть смысл просто провести беседу, с одним, другим.

Кузичев: А этому лучше не давать оружие. 


Дъячук Да, другой этап был., когда действительно психологи занимались психологической подготовкой и реабилитацией при выполнении специальных задач. К примеру, затопление подводников (прим. - в отсеке ПЛ). Психолог в начале их готовил, потом проводил небольшой тренинг, а потом выводил из этой ситуации стрессовой.  


Они все мокрые, в этих своих специализированной резиновой одежде (прим. - гидрокомбинезонах), уставшие, только, что победили, значит огромные проблемы (прим. - заделали пробоину в затапливаемом отсеке ПЛ) и вышли из подводной лодки. И вот психолог работала с ними.     

Кузичев: Очень интересно. Спасибо, Игорь Алексеевич, за беседу  Полковник ДЪЯЧУК сегодня был с нами. Если сказать коротко - Главный психолог Вооружённых Сил. 

http://radiovesti.ru/episode/show/episode_id/22849

Комментариев нет:

Отправить комментарий