четверг, 19 ноября 2015 г.

Капитан Людмила КОНОНОВА - начальник сектора психологического обеспечения Могилёвского обл.управления МЧС Республики Беларусь

СПАСАТЕЛЬ ОТ СТРЕССА

«С потерпевшими работают психологи». Эту фразу мы слышим практически после каждого сообщения о происшествиях, катастрофах либо каких иных аномальных явлениях. Что присутствие таких специалистов там необходимо, понятно. А вот как они работают…


Когда я назвал психолога Могилевского областного управления МЧС капитана внутренней службы Людмилу Кононову спасателем от стресса, она с определением не совсем согласилась. Потому что от стресса спасти нельзя, он возникает от осознания беды, обрушившейся на человека. А вот минимизировать последствия стресса для психики – это и есть задача психолога.

При трагедии человек испытывает такие же психологические болевые ощущения, как и физические, – рассказывает Людмила Евгеньевна. – У него действительно болит так, как болит серьезная рана. Иногда в состоянии большого горя он может просто перестать дышать и умереть. 

И в этот момент ему нужно помочь пройти эту боль, побороть ее. Напрасно успокаивать, напрасно сочувствовать. Нужны иные методы. Во-первых, ищу рядом в кругу родственников, друзей пострадавшего, людей со стабильной психикой, не впадающих в панику, не распускающих, как говорят, нюни.  Они не в меньшей степени сознают глубину горя, но не теряют самообладания, готовы подставить плечо для опоры. Ведь человек – явление сугубо социальное. Ему присуще равнение на других.


Сколько раз приходилось слышать, как люди постарше советуют попавшему в беду поплакать: мол, легче станет. И психологи утверждают, что в это время горе работает на постепенное восстановление психологического состояния. Его необходимо пройти. Для полного осознания случившегося. Для определения дальнейшего своего поведения.

Хотя психика – субстанция сугубо индивидуальная. И психологу в экстремальных ситуациях приходится определять ее характер, чтобы не ошибиться, чтобы достичь нужного результата.


– Особенно сложно бывает, когда горе еще очевидно: горит дом, в огне погиб кто-то из родных пострадавшего, – продолжает Кононова. – Возможно, в таких случаях у человека и временное помешательство. Это тоже реакция психики на горе. И ничуть она не аномальная, скорее индивидуальная. В таких случаях нашей помощи недостаточно, нужно вмешательство врача-психиатра.

В первые годы работы, рассказала психолог МЧС, ей самой было очень сложно переносить реакцию пострадавших, особенно о гибели их родных. Помогала вчерашней выпускнице пед­института в преодолении этих трудностей опытный врач Елена Юрьевна Грибанова. И советом, и делом.

Весьма действенной оказывается в таких случаях активная реакция соседей, педагогов, просто знакомых. Она сможет не только смягчить беду, но и зачастую предотвратить ее. Так и случилось в одной из деревень Бобруйского района.


У матери пятерых детей, младшему из которых было всего два годика, личная жизнь не удалась. Муж умер, отбывая наказание в местах не столь отдаленных. Сожитель на эту пору только что был водворен туда. И психологический пресс до такой степени надавил на разум женщины, что тот помутнел. 

Видя неладное, старший сын-школьник сообщил директору местной школы, что с матерью не все в порядке: заговаривается, неадекватно ведет себя. И педагогический коллектив отреагировал немедленно: безо всякой проволочки и оформления документов, на которое ушло бы много времени, забрал детей из семьи, поместил временно в приют. 

А спустя два дня больная женщина открыла газовые конфорки в плите, устроив взрыв. Дом из блоков сложился как карточный домик, погребя под обломками хозяйку. Зато пятеро юных душ остались целыми и невредимыми.


Принято считать, что в случае гибели родителей маленьких, чтобы не травмировать, можно обмануть, сообщив им, будто те уехали надолго. Мол, подрастут – сами все поймут. Однако психологи считают, что детей обманывать нельзя даже в таких случаях. Да, их жаль, неизвестно, как они отреагируют на такие известия. 

В бобруйском случае воспитатели приюта НЕ ОТВАЖИЛИСЬ сообщить детям о беде с матерью. Это пришлось делать психологу МЧС. Она провела беседы с каждым индивидуально и осталась довольна их результатами.

– А сотрудники МЧС часто обращаются со своими проблемами? – спрашиваю. – Ведь даже механизмы, случается, дают сбой. А люди же не железные. Тем более что им чаще других приходится сталкиваться с человеческими трагедиями.

– Да, бывает, – улыбается Людмила. – Хоть и не часто. И в основном с проблемами личностного характера: с семейными неурядицами, непониманием близких людей. Что касается профессии, то с сотрудниками постоянно ведется психологическая подготовка. 

И не только психологами, но и руководителями подразделений и должностными лицами, отвечающими за ее состояние. Ведь в чрезвычайных ситуациях психологически неуравновешенный человек может действовать неадекватно обстановке: либо неоправданно рисковать, либо проявить малодушие. 

И то и другое плохо. Поэтому каждый должен не только знать свой маневр, но и, выполняя его, четко взаимодействовать с другими. В этом и залог личной безопасности, и условие успеха.

А еще, считает Кононова, мужчины наши наплевательски относятся к контролю за своим психологическим состоянием. Как-то не принято у нас обращаться к психологам. То ли боятся, что выплывут на всеобщее обозрение какие-то личностные нюансы. То ли еще что-то сдерживает. Но ведь и у психологов есть профессиональная этика, которой они придерживаются неуклонно. С их помощью же из любых ситуаций выходить было бы проще.


Автор:Виктор КУБЕКА.
http://www.mogved.by/obshchestvo/6351

Комментариев нет:

Отправить комментарий