воскресенье, 28 февраля 2016 г.

Василий ЛИМАНЦЕВ, Николай ЕШТОКИН. Супервизия и балинтовская группа: общие задачи и точки пересечения

27 февраля 2016 года в рамках ВТОРОГО ЮЖНОГО ВСЕРОССИЙСКОГО ФОРУМА ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, ПСИХОТЕРАПИИ И КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ работала терапевтическая группа «Супервизия, как профилактика синдрома профессионального выгорания».

Группу вели психотерапевт Единого Реестра профессиональных психотерапевтов Европы, член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии ЕКПП, действительный член ОППЛ, врач психотерапевт, психиатр-нарколог ЛИМАНЦЕВ Василий Викторович и психотерапевт ЕАП, член ЕКПП, член комитета по личной терапии и балинтовскому движению ОППЛ ЕШТОКИН Николай Александрович.

В работе группы приняла участие и боролась с профессиональным выгоранием военный психолог, а ныне сотрудник ОАО "ГАЗПРОМ" Людмила ПЕТКО.

Супервизия для психологов: границы внутренние и внешние в супервизионной практике
Супервизия, как метод профилактики синдрома профессионального выгорания

Супервизия и балинтовская группа: общие задачи и точки пересечения

Супервизия в той или иной форме, без сомнения, является обязательной составляющей частью психотерапии. Варианты взаимодействия между людьми, которыми оперирует как личностно-ориентированная, так и симптоматическая терапия, настолько бесконечно разнообразны, что, несмотря на профессиональный и жизненный опыт, формальный статус психотерапевта, испытание сложностями неизбежно.

Это могут быть сложности общего порядка, идущие от недостаточной информированности, опыта или эмоционального выгорания терапевта. Или частного, такие как вопросы контрпереноса, личных отношений с пациентом, слепых пятен, технических аспектов проводимой психотерапии.

Мне представляется верным для удобства разделить этот небольшой доклад на две части. В первой рассмотрим общие задачи, форматы и порядок супервизии, реализуемые в психотерапевтической клинике. 

Общие взгляды и замечания опираются на собственную практику психотерапии и супервизии, опыт организации супервизии в психотерапевтической клинике, а также на современные реалии оказания психотерапевтической помощи в нашей стране. Во второй части – взаимосвязь и способы реализации супервизионных задач в рамках балинтовских групп.

Супервизией является организованный наставнический метод изучения процесса психотерапии, в котором теоретические принципы преобразуются в практические навыки супер-визируемого.

Цели: повышение качества проведения психотерапии, подготовка профессионалов в области психотерапии

Задачи супервизии делятся на две группы.
Клинико-психотерапевтические (организационные) задачи:
- помощь в организации лечебного процесса
- коррекция психотерапевтического контракта
- определение согласованности проводимой работы, мишеней психотерапии и формирования индивидуальной психотерапевтической программы

Собственно психотерапевтические (содержательные) задачи:
- концептуализация процесса и содержания психотерапии во время встречи (в данном случае).
Результатом является появление целостного понимания сути возникшей сложности, особенностей пациента и его страдания, проводимой психотерапии у супервизируемого.

- профилактика эмоционального сгорания за счет поддержки и разделения ответственности за психотерапевтический случай. Результатом является изменения эмоционального фона супервизируемого по окончанию супервизионной сессии (чаще с тревожного на радостный).

- обучение супервизируемого выполнению конкретных психотерапевтических действий на примере представленного случая. Результатом является появление навыка и его использование в психотерапевтическом процессе у супервизируемого.

В ходе супервизии конкретного клинического случая супервизор клиники ориентируется на запрос супервизируемого. Ориентиром может являться представление о психотерапии отношений на основе теории отношений В.М. Мясищева как ведущей теории и практики психотерапии.

Наличие ориентира не исключает возможности помощи супервизируемым относительно используемых методов и направлений психотерапии (при наличии соответствующих возможностей супервизора).

Однако, супервизия, проводимая с позиций отечественной отношенческой теории, находится на достаточно близких методологических позициях с балинтовскими группами, как мы увидим ниже.

БАЛИНТОВСКИЕ ГРУППЫ И СУПЕРВИЗИЯ.

Балинтовская группа – особый формат супервизии, основанный на организованной в рамках аналитического направления групповой дискуссии относительно представленного в устной форме психотерапевтического случая. Это метод групповой тренинговой исследовательской работы (ПЭ).

Напомню общие цели работы балинтовских групп (O.Samuel, 1987):
- поощрять врачей ценить свои навыки межличностных отношений и учиться понимать их пределы.
- улучшить восприятие и понимание коммуникации пациента врачами.
- позволить врачам осознать свои «слепые пятна» в общении с пациентами.

В проводимом обсуждении акцент делается не на клиническом анализе ведения данного пациента, а на различных особенностях и аспектах взаимоотношений врача с пациентом в рамках данного случая, их реакциях на меняющиеся обстоятельства этой ситуации, что отличает балинтовские группы от традиционного клинического разбора, консилиума или супервизии. 

Для этого нужно, чтобы в групповых дискуссиях говорили не только о том, что думает, но и о том, что чувствует врач (эмоционально и телесно) во взаимоотношениях со своим пациентом, что доктор и пациент значат друг для друга, и что они друг для друга делают?

Балинтовские группы помогают ответить на вопросы:
- почему во взаимоотношениях с пациентами врачи многое игнорируют?
- почему часто они не в состоянии разобраться в своих чувствах, возникающих в ходе этих взаимоотношений?
- как проявляются у врачей сопротивление, защита и перенос, возникающие под влиянием чувств и переживаний, касающихся пациентов?

Как всё это влияет:
- на коммуникацию с пациентами?
- на эффективность терапевтического контакта?
- на профессиональное самочувствие врача (а нередко и его физическое состояние)?

Объект обсуждения – не пациент и не его лечение, скорее, сам врач с его своеобразием восприятия данного случая, отношением к нему. «Докладчик» должен ориентировать свой рассказ не столько на историю болезни, сколько на изложение сложностей взаимоотношений с пациентом и своем переживании трудностей этого случая. Собственно, поэтому участники группы рассказывают о своих пациентах без записей, свободно, не заботясь о жесткой структуре своего сообщения, иногда повторяясь, что-то вспоминая «на ходу».

Задачами Балинтовской группы являются:
1) повышение компетентности в профессиональном межличностном общении;
2) осознание неосознаваемых личностных паттернов поведения, которые блокируют профессиональные отношения врача с больным или психолога с клиентом;

3) расширение, в противовес «апостольским» установкам представлений врача и психолога о лечебном процессе;
4) психопрофилактика эмоционального выгорания, которая основана на проработке неудачного опыта работы с пациентами в ситуации поддержки других коллег.

Общие цели и клинико-психотерапевтические (организационные) задачи внеметодической супервизии явно не согласуются с целями балинтовских групп, а являются, скорее результатами опыта в формате балинтовской группы.

Напротив, подчеркиваем, что «балинтовская группа не занимается: дидактическим обучением, оценкой работы и личности специалиста, оптимизацией и методической организацией знаний и технологий, психотерапией участников». Часть этих задач выполняет супервизия.

Также «балинтовская группа не занимается: решением проблем пациента или врача, алгоритмами диагностики, лечения или курации, анализом знаний врача или психолога». И «в балинтовской группе запрещены: оценки, советы, решение клинических проблем, обмен профессиональными знаниями».

Но если говорить о собственно психотерапевтических (содержательных) задачах супервизии, то появляются те самые точки пересечения. Например, сравните: «профилактика эмоционального сгорания за счет поддержки и разделения ответственности за психотерапевтический случай» и «как влияют особенности коммуникации с конкретным пациентом на профессиональное самочувствие врача (а нередко и его физическое состояние)?». И: «работа балинтовской группы направлена на: безопасность работы врача или психолога (восстановление, защита, предупреждение профессионального стресса и выгорания)».

А также: «задачами БГ являются: …4) психопрофилактика эмоционального выгорания, которая основана на проработке неудачного опыта работы с пациентами в ситуации поддержки других коллег».

При ближайшем рассмотрении такой задачи как «концептуализация процесса и содержания психотерапии во время встречи (в данном случае). Результатом является появление целостного понимания сути возникшей сложности, особенностей пациента и его страдания, проводимой психотерапии у супервизируемого», можно заметить, что некоторые нюансы БГ возможно соотнести с нею.

Например, следующие: «работа БГ направлена на: «исследование» эмоциональной и бессознательной части технологии работы врача — осознание её». И «объектами работы Балинтовской группы являются: … смысл».

Если же смотреть на технологию супервизии с точки зрения отечественной теории отношений, то сходства с целями, процессом работы балинтовских групп становится еще больше. Сама технология БГ является, в большей мере, аналитической, основанной на двухфазном процессе: идентификация и отстранение, объективный анализ.

Технология супервизии с позиций теории отношений также не отрицает аналитического подхода в реализации содержательных задач. Однако более важным видится схожий общий смысл в БГ и супервизии: акцент на взаимоотношениях врача и пациента во всем их многообразии.

Цели и задачи по диагностике, плану лечения, обучению не реализуются в прямом виде (хотя, безусловно, мы должны отдавать себе отчет, что это происходит косвенно). В супервизии терапии отношений вполне допускается более личностно вовлеченная позиция супервизора, и как следствие, большее влияние на личность супервизируемого в наставническом или даже терапевтическом смысле. В БГ позиция лидера гораздо более отстраненная и нейтральная, согласно аналитической концепции.

Как в процессе супервизии, так и в БГ проводится работа с такими феноменами как «слепое пятно» и «контрперенос», а также супервизор (равно как и лидер БГ) постоянно отслеживает и удерживает внимание группы (супервизируемого) на параллельных процессах. Сами способы работы с технической точки зрения относятся к аналитическим (кларификация, конфронтация и интерпретация) в обоих случаях.

Таким образом, можно говорить о супервизии как более широком понятии относительно БГ, решающей не только содержательные, но и организационно-методические, обучающие задачи. Такой контекст необходим для начинающих психотерапевтов, а также для выстраивания системы профессиональной помощи в рамках клиник и учреждений.

БГ является более специализированным вариантом супервизии, подходящим уже для активно практикующих специалистов, направленным на содержательные аспекты практики психотерапевта.

Можно также отметить, что супервизия тесно соприкасается с БГ в области собственно психотерапевтических (содержательных) задач, за исключением приобретения конкретных навыков супервизируемым на примерах случаев. Что касается организационно-клинических задач, то они остаются в полном ведении супервизионного процесса.

Итак, оба варианта имеют ряд точек пересечения, позволяющих решать задачи и улучшать психотерапевтическую помощь через обслуживание практики опытных специалистов, с одной стороны, и через обучение и наставничество начинающих психотерапевтов, с другой.

Супервизия для психологов: границы внутренние и внешние в супервизионной практике
Супервизия, как метод профилактики синдрома профессионального выгорания

Василий ЛИМАНЦЕВ, Николай ЕШТОКИН. Супервизия, как метод профилактики синдрома профессионального выгорания

27 февраля в Ростове-на-Дону в стенах Донского государственного технического университета (ДГТУ) открылся ВТОРОЙ ЮЖНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, ПСИХОТЕРАПИИ И КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ.

На мастер-классах форума повышает квалификацию специалист по креативному обучению и развитию персонала ОАО "ГАЗПРОМ" Людмила ПЕТКО. Людмила Юрьевна приняла участие в терапевтической группе «Супервизия, как профилактика синдрома профессионального выгорания».

Группу вели психотерапевт Единого Реестра профессиональных психотерапевтов Европы, член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии ЕКПП, действительный член ОППЛ, врач психотерапевт, психиатр-нарколог ЛИМАНЦЕВ Василий Викторович и психотерапевт ЕАП, член ЕКПП, член комитета по личной терапии и балинтовскому движению ОППЛ ЕШТОКИН Николай Александрович.

Начало - Супервизия для психологов: границы внутренние и внешние в супервизионной практике


СУПЕРВИЗИЯ, КАК МЕТОД ПРОФИЛАКТИКИ СИНДРОМА
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ

В настоящее время актуальной является проблема профессионального выгорания в среде специалистов, вынужденных по роду своей деятельности осуществлять многочисленные и интенсивные контакты с другими людьми.

Синдром выгорания является неотъемлемой частью профессиональной деятельности специалистов «помогающих» профессий, так как они имеют дело с негативными переживаниями людей и оказываются личностно вовлеченными в них, подвергая риску собственную эмоциональную устойчивость.


В своей работе они испытывают большие нервно-психические нагрузки, которые проявляются в постепенном эмоциональном утомлении и опустошении, развитии стресса. К числу данной группы риска относятся сотрудники социально-педагогических и психологических служб средних школ – педагоги-психологи, педагоги социальные.

Профессиональное выгорание – это синдром, развивающийся на фоне хронического стресса и ведущий к истощению эмоционально-энергетических и личностных ресурсов работающего человека. Выгорание – относительно устойчивое состояние, в результате которого происходят изменения отношения специалиста к предмету профессиональной деятельности и к самому себе.


Симптомами профессионального выгорания являются:
 усталость,
 утомление,
 истощение после активной профессиональной деятельности,

 психосоматические проблемы (колебания артериального давления, головные боли, заболевания пищеварительной и сердечно-сосудистой системы, неврологические расстройства, бессонница),
 появление негативного отношения к клиентам,
 отрицательная настроенность к выполняемой деятельности;

 агрессивные тенденции,
 функциональное, негативное отношение к себе,
 тревожные состояния,
 пессимистическая настроенность,

 депрессия,
 ощущение бессмысленности происходящих событий,
 чувство вины.


Синдром профессионального выгорания включает в себя три основные составляющие:
 эмоциональную истощенность,
 деперсонализацию,
 редукцию профессиональных (снижение личных) достижений.

Эмоциональное истощение - чувство эмоциональной опустошенности и усталости, вызванное собственной работой.

Деперсонализация - циничное, безразличное отношение к труду и объектам своего труда.
Редукция профессиональных достижений – возникновение чувства некомпетентности в своей профессиональной сфере, осознание неуспеха в ней.


Симптомы синдрома выгорания строго индивидуальны и не проявляются одновременно, представляя собой индивидуальные вариации. Развитие синдрома зависит от комбинации профессиональных, организационных и личностных факторов стресса.

Последствия синдрома выгорания не ограничиваются только профессиональной сферой профессиональной деятельности, а могут проявлять себя в различных аспектах жизнедеятельности человека. Синдром выгорания приводит к психическому и физическому неблагополучию, потере удовлетворенности качеством жизни, утрате смысла жизни и профессиональной деятельности.


В результате синдрома выгорания теряется чувствительность к переживаниям других людей, способность сочувствовать и сопереживать, утрачивается чувствительность к собственным эмоциям и переживаниям. В результате длительного пребывания в подобном состоянии негативных переживаний, человек теряет ощущение смысла жизни, способность к самореализации, личную перспективу.

Одним из эффективных методов профилактики профессионального выгорания и повышения качества профессиональной деятельности специалистов помогающих профессий является супервизия.

Супервизия — регулярно практикуемая форма сохранения качества профессиональной деятельности специалистов, работающих в сфере «помогающих профессий».

Супервизия представляет собой профессионально-ориентированную позицию помощи, сконцентрированной на требованиях профессиональной рабочей ситуации, анализ, рефлексию и отработку этой ситуации, улучшение профессиональной компетентности, разрешение межличностных конфликтов, эмоциональную поддержку и т.д.


Участие в супервизии позволяет выявить и обозначить затруднения, возникшие в работе, получить обратную связь, проанализировать причины своих затруднений, намечать стратегию и пути дальнейшей работы.

Целью супервизии является увеличение целенаправленности профессиональных действий, повышение профессионального мастерства, степени удовлетворенности собственной работой и профилактика профессиональных рисков.

Ключевым пунктом в процессе супервизии является профессиональная рефлексия. Профессиональная рефлексия помогает специалисту выйти из состояния «погружения в профессию» и посмотреть на нее с позиции «стороннего наблюдателя» для суждения о ней. 

Профессиональная рефлексия определяет отношение специалиста к самому себе как к субъекту деятельности, предвидения себя в конкретной рабочей ситуации.

Профессиональная рефлексия тесно связана с общей рефлексивной способностью, в частности, со способностью субъекта к осознанию собственного жизненного опыта, своих чувств, мыслей и действий в различных ситуациях жизнедеятельности. 

Так необходимая специалисту помогающей профессии способность проникать в личностную суть других людей, настраиваться на другого человека и выбирать наиболее адекватный обстоятельствам способ поведения зависит, не столько от знания этого человека, сколько от знания прежде всего самого себя, от умения сознательно управлять своим поведением в различных ситуациях общения.


Профессиональная рефлексия в процессе супервизии как система методов и средств изучения профессионального уровня специалиста создает основу для выявления затруднений в работе, способствует осознанию и поиска оптимальных путей их преодоления. Вместе с тем, она позволяет определить сильные стороны специалиста и конкретные способы их развития и укрепления в индивидуальном стиле профессиональной деятельности, что обеспечивает актуализацию потребностей личностного развития супервизованого, повышение мотивированности и качества профессиональной деятельности.

С помощью технологии супервизии супервизор помогает специалисту выстроить комфортное рефлексивное пространство для решения профессиональных задач и проблемных ситуаций.

В процессе супервизии целесообразным является использование интерактивных рефлексивных технологий, построенных по принципу:

 вхождение в проблемную ситуацию - анализ стандартных способов
 взаимодействия - выход за пределы проблемы в рефлексивную позицию -
 реализация найденного принципа решения.

Таким образом, формирование рефлексивной компетентности специалистов помогающих профессий в процессе супервизии является эффективным средством профилактики профессионального выгорания и повышения качества их профессиональной деятельности.

Фото Людмила ПЕТКО

Супервизия для психологов: границы внутренние и внешние в супервизионной практике
Супервизия и балинтовская группа: общие задачи и точки пересечения

Василий ЛИМАНЦЕВ, Николай ЕШТОКИН. Супервизия для психологов: границы внутренние и внешние в супервизионной практике

Как и ожидалось, 27 февраля в Ростове-на-Дону в стенах Донского государственного технического университета (ДГТУ) открылся ВТОРОЙ ЮЖНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, ПСИХОТЕРАПИИ И КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ. 

В работе форума принимает участие специалист по креативному обучению и развитию персонала ОАО "ГАЗПРОМ" Людмила ПЕТКО. Людмила Юрьевна приняла участие в терапевтической группе «Супервизия, как профилактика синдрома профессионального выгорания». 

Группу вели психотерапевт Единого Реестра профессиональных психотерапевтов Европы, член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии ЕКПП, действительный член ОППЛ, врач психотерапевт, психиатр-нарколог ЛИМАНЦЕВ Василий Викторович и психотерапевт ЕАП, член ЕКПП, член комитета по личной терапии и балинтовскому движению ОППЛ ЕШТОКИН Николай Александрович.


СУПЕРВИЗИЯ ДЛЯ ПСИХОЛОГА

Супервизия для психолога или для любого специалиста в разделе помогающих профессий, важная отрасль деятельности для продуктивного профессионального роста, для получения поддержки более опытного специалиста.

Это профессиональная деятельность сопровождаемая супервизором, как проводником в профессиональном становлении.

В мировой практике, работа под супервизором неотъемлемая практика становления сертифицированного профессионала психологической, аналитической практики.
В пространстве СНГ прохождение индивидуальной и групповой супервизии включено во многие программы обучения по различным модальностям.


Кроме, обязательных программных требований, я считаю, мотивация к прохождению супервизии должна быть у каждого специалиста: психолога-педагога работающего в школе, клинического психолога, психиатра, тренера, коуча, консультанта психолога, социального работника, психоаналитика, юриста и др. профессий.

Это важное дело, которое специалист делает прежде всего для своего клиента, улучшая свой профессионализм, решая на супервизии проблематику: стратегий работы со своим клиентом, пациентом; эмоциональных реагирований во время работы, непродуктивных моделей взаимодействия и прочих различных вопросов.


Супервизия - система профессиональной поддержки специалистам помогающих профессий. Hess дает самое общее определение супервизии: «Это насыщенное межличностное взаимодействие, основная цель которого заключается в том, чтобы один человек, супервизор, встретился с другим, терапевтом, и попытался сделать последнего более эффективным в помощи людям». (1980; цит. по Сахарова Н. А. и Щукина Ю.В., 2014).

Супервизия - это универсальная форма работы, позволяющая сфокусированным взглядом посмотреть на свои трудности в работе с клиентами, а также разделить часть ответственности за эту работу с другим, как правило, более опытным профессионалом.

Супервизия может предоставить шанс подняться и оглядеться; шанс отказаться от легкого пути обвинения других - клиентов, коллег, организации, «общества», и даже самого себя; она может дать нам шанс начать поиск новых возможностей, открыть знания, рождающиеся из самых трудных ситуаций.


Супервизор – квалифицированный специалист-психотерапевт, проводящий супервизию путем профессионального консультирования психотерапевта, обратившегося за супервизией. 

Консультирование проводится им на основе наблюдения и специфического анализа зафиксированных фрагментов практической работы психотерапевта с последующим или одновременным обсуждением с коллегой особенностей терапевтического контакта, текущей и планируемой лечебной стратегии и тактики. Обсуждение проводится в форме диалога и обратной связи супервизора, завершается его устными рекомендациями и письменным заключением .

Объект супервизии – это практикующий психотерапевт или специалист, проходящий стажировку по психотерапии и обратившийся за супервизией. Его потребность в супервизии определяется, как собственным запросом с целью профессионального и личностно-профессионального роста, так и необходимостью в получении сертификата психотерапевта с зачетом.


В процессе прохождения супервизий, как описывает в своей работе Касен Г. А. (2011), Специалист имеет возможность учиться:
• лучше понимать своих клиентов;

• осознавать собственные чувства по отношению к клиентам и свои реакции на них;
• путем анализа происходящего между терапевтом и клиентом в процессе терапии и происходящего между Супервизором и Специалистом в процессе супервизии разбираться в тонких оттенках терапевтических отношений;

• лучше увидеть степень эффективности использования собственных терапевтических интервенций, насколько они применяются своевременно, в подходящем месте и подходящим образом, какое влияние оказывают на терапевтические отношения и продвижение клиента к намеченным целям;

• структурировать терапевтические взаимодействия как в течение отдельной сессии, так и в процессе терапевтической работы в целом;
• находить и лучше использовать свои потенциальные возможности в терапии.


В супервизиях мы учимся не только лучше, эффективнее работать, - супервизии также являются очень значимым источником получения необходимой профессиональной поддержки. Это особенно ценно для начинающих терапевтов-специалистов. Супервизорская поддержка позволяет Специалисту разделить ответственность с Супервизором за отдельные аспекты работы с клиентами, а также уменьшить риск воздействия со стороны трудностей, расстройств клиентов. Другими словами, супервизии спасают Специалистов от профессионального одиночества.

Теперь несколько слов о феномене, который описан во многих источниках и о котором упоминает в своей работе и Касен Г. А. (2011) на котором основана супервизия: «Находясь внутри психотерапевтического процесса, трудно одновременно поддерживать этот процесс и объективно оценивать все возможные технические и динамические перспективы.

Чтобы терапевт мог бы выполнить эту задачу он должен поддерживать две позиции: действующего субъекта и наблюдателя за своей деятельностью, создав диалоговую систему внутри себя, определенным образом разделив ресурсы между этими частями, тем самым обделив каждую из этих частей.


Исходя из этого, я рассматриваю внутренний критический диалог как ретрофлексированную потребность во внешне выраженном диалоге. Таким образом супервизия является естественным процессом, в котором терапевт сохраняет свою целостность и эффективность использования своих ресурсов, направляя их на развитие».

Из этих рассуждений вытекают определения задач для Супервизора:
1) Удержание контакта со Специалистом, с целью развития ресурсов Специалиста;
2) Направленность активности Супервизора на поддержание и восстановление целостности Специалиста и как специалиста и как личности в целом;
3) Сохранение собственной безоценочной позиции.

Супервизора не следует рассматривать, как человека, который лучше знает или более компетентен в отношении того, как лучше делать психотерапию, что не исключает необходимости Супервизору быть достаточно опытным в практике и теории психотерапии.


Но это тот человек, который находит возможность сподвигнуть терапевта к поиску новых возможностей, исходя из имеющихся у него личных и профессиональных ресурсов. Эта установка делает центральной фигурой само качество контакта между терапевтом и супервизором, превращая его в универсальный ресурс развития терапевта.

В этом месте вполне уместен вопрос: Чем же, в таком случае, супервизия отличается от психотерапии, если описанная выше идеология и стратегия отношений в равной степени относится и к психотерапии в целом. Отличия прежде всего в тематическом содержании супервизии – отношений клиента и психотерапевта и того, что происходит в процессе психотерапии.

Здесь необходимо упомянуть о том, что данные задачи выполнимы при условии, что у Супервизора достаточно развиты навыки рефлексии понимания своих внутренних и внешних границ.


Собственно эти отношения и ближайшее семантическое пространство и создают границы супервизии. За пределами этих границ лежит территория психотерапии, информации, обучения и личностного роста.

«Быть супервизором – одновременно и сложная, и благородная задача. Она обманчива, похожа на работу с клиентом, в ней используются схожие навыки и методы, но супервизор должен ясно видеть, насколько супервизия отличается от работы с клиентом по контексту, фокусу и рамкам, и что она требует более развитой этической чувствительности» (Supervision in the helping professions - PiterHawkins, RobinShohet).

Установление границ в супервизорском процессе столь же важно, как их соблюдение: взаимодействие двух людей, происходящее в ходе установления границ, становится “якорем” для системы.


Энтони Уильямс (2001) пишет о том, что «Обеспечивая структуру супервизорского процесса, мы помогаем обучаемому в развитии процедурного знания – в частности, мы передаем ему модель. <…> слабая структурированность и может вначале выглядеть как дружественность, деловая паритетность, на самом деле она ведет к противоположному – зависимости и благоговейному трепету супервизируемого перед супервизором. Первый не чувствует границ, утрачивая способы оценки себя и своих отношений. Последний предстает харизматическим «магом»…»

И далее, у Энтони Уильямса: «супервизорская среда должна служить контейнером для эмоциональных бурь, дистресса, отчаяния по поводу человечества и собственной персоны, но также для трезвого планирования и жесткой взаимной оценки. Этот «контейнер» могут обеспечить чёткие, осознаваемые внешние и внутренние границы Супервизора и Специалиста».

Так как на супервизии транслируется модель работы в парадигме «системы профессиональной поддержки Специалиста, для способствования его большей эффективности» то, соответственно и Супервизор является некой константой с чёткими границами, удерживающими психодинамические процессы на продуктивном и рабочем уровне, для решения запроса специалиста.


В психотерапевтической, психоаналитической практике существует достаточно много работ, посвящённых теме психологических границ: внутренних и внешних.

С начала XX века проблема психологических границ личности затрагивалась психологами разных направлений и с точки зрения разных классических психологических концепций (психоанализ, гештальтпсихология Перлза Ф., теория объектных отношений и др.). До сих пор современные зарубежные и отечественные исследователи вкладывают в данное понятие разный смысл.

Федерн П., понимал границы личности как своего рода орган чувств, который отличает то, что является частью личности в данный момент от всех других психических элементов, при этом границы личности могут расширяться и сжиматься.


Вопрос о внутренних границах. К. Хорни рассматривала их как внутренние рамки, в которые человек помещает себя. Гибкость этих рамок позволяет выстраивать отношения с другими людьми и адаптироваться к внешним ограничениям.

Исследование психологических границ личности в психоаналитической парадигме развивается в теории объектных отношений, где считается, что вначале ребенок не различает собственное тело и тело матери, а формирование психологических границ происходит в контексте сепарации (отделения) ребенка от матери в раннем детстве (М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Малер).

В понимании Д. Винникотта формирование границ Я происходит в раннем детстве и определяется качеством материнства. При хорошем материнстве формируются целостные психологические границы между Я и внешним миром.


В гештальт-психологии Ф. Перлза граница является центральным понятием, разделяющим и соединяющим Среду и Организм, это не только линия, которая разделяет или соединяет Я и не-Я, но является и важнейшим полем их взаимодействия. Нарушения на границе контактов – слияние, проекция, интроекция, ретрофлексия – лежат в основе развития неврозов.

Изменение границ происходит за счет процессов интроекции и проекции, при интроекции границы расширяются, при проекции – сжимается. Установить границы – это значит определить или установить рамки контакта или отношений между собой и окружающим миром . Контакт оказывается тем местом, в котором «Я» вступает в отношения с «Другим», именно благодаря контакту обе стороны приходят к ясному взаимопониманию.

Тимошенко Г. В. и Леоненко Е. А. личные границы понимают как критерий, по которому человек различает свое и не свое, например, свои чувства и чужие чувства, свои желания и чужие желания и т.д. А выстраиванием своих личных границ авторы называют способность осознавать критерий, по которому человек делает это различение.

Шамшикова Е. О., рассматривает границы Я как функции личности, которые направлены на отграничение «своего собственного» (того что принадлежит «Я» и может контролироваться), от «иного» (того, что не принадлежит «Я»).

В контексте различных подходов, можно говорить о том, что благодаря границам формируется способность как к внешнему различению «Я» − «Другой», так и к внутренней дифференциации «Я» − «не-Я». Границы представляют собой подвижные, динамические образования − их можно провести, стереть, разрушить, передвинуть, открыть.


Так, обобщая, можно прийти к выводу, что в супервизионном процессе, границы являются, как контейнером содержания практики Специалиста, так и инструментом, обеспечивающим продуктивную работу, поддерживаемую чёткими границами сродни коже человека: одновременно чувствительной и ранимой и одновременно являющейся мощным органом осязания и вместилищем всего организменного содержания с метаболизмом, ростом, трансформациями и рабочей слаженной атмосферой всех органов тела человека.

Границы определяют, что есть «Я» и что есть «не-Я», где заканчиваюсь «Я» и начинается кто-то другой, определяют личную идентичность человека. Если границы не справляются с этой функцией, то общение имеет характер манипуляции либо агрессивного неуважения к личности. Границы обеспечивают возможность отбора внешних влияний, а также защиту от разрушительных воздействий.


Недифференцированность самосознания означает недостаточное развитие и автономию образов Я от воздействий со стороны других людей, из-за чего происходит неустойчивость самоотношения, сверхзависимость от оценок значимых других, что может привести к потере личной автономии и индивидуальности.

«Низкий уровень дифференциации проявляется также в диффузности «границ Я», их слабой очерченности, недостаточной определенности, что делает доступным для проникновения извне чужих оценок, идей, мнений о Я и об окружающем мире».

Таким образом, границы личности сохраняют ее автономию и защищают от неблагоприятных внешних воздействий со стороны других людей. Так, рефлексия, осознание, дифференциация собственных границ Супервизора, помогает тому же самому развиваться и у Специалиста, помогая ему быть более продуктивным в своей практике.


В действиях человека, психологическая граница возникает, проявляется и развивается. Она защищает нашу психику от разрушающих внешних воздействий, а также пропускает необходимые для нас энергии. Она способствует сдерживанию и накапливанию внутренней энергии, выражению себя в мире.

Так например, при работе в группе полимодальной супервизии, Супервизор подводя итоги, обязательно даёт обратную связь через рефлексию и анализ психодинамики супервизионного процеса: психодинамика группы, отражение в окружающей реальности, особенности ведения группы и реакции участников, - все это находясь во внешних границах супервизионного процесса, может быть отражением процесса между Специалистом и его клиентом, отражать особенности клиента, его психического содержания.


Леви Т. С. выделяет несколько функций психологических границ личности:
• Невпускающая – когда граница может стать непроницаемой для внешних воздействий (человек может оттолкнуть, сказать «нет»);

• Проницаемая – граница пропускает внешние воздействия, если человек уверен в себе и доверяет другому, идентифицируется с ним. Граница при этом как бы «растворяется», но человек не теряет ощущение себя;

• Вбирающая функция означает, что граница «втягивает» нужное из окружающего мира. Эта функция предполагает «внутреннее право человека на удовлетворение своих потребностей», когда человек может просить о помощи, предъявлять и удовлетворять свои потребности;

• Отдающая – граница может пропускать внутренние импульсы, при этом человек может спокойно выражать себя, свои эмоции и чувства в окружающем мире;

• Сдерживающая функция обеспечивает возможность сдерживать внутреннюю энергию при необходимости;

• Спокойно-нейтральная функция выражает спокойное состояние человека «не мотивированного к активному взаимодействию с миром «здесь и теперь», в случае аналогичного состояния мира.


Какими можно считать внешние границы супервизионного процесса?

Это может быть: контракт, время и место встречи группы или индивидуальной супервизии, оплата и сеттинг, правила защиты количества супервизий (часов), организация пространства и участников, физические границы отношений Супервизора и Специалиста, участников супервизионной группы, правила и принципы супервизии, правила о контактах Супервизора и Специалиста в чрезвычайных ситуациях, форма ведения например полимодальной супервизионной группы (супервизия, круглый стол, презентация, очная супервизия).

Каковы внутренние границы супервизионного процесса?

К внутренним границам можно отнести: понимание и рефлексия где «Я» и «не-Я», понимание и рефлексия где «Специалист» и «не-Специалист», где «Клиент» и «не-Клиент» - то есть навык дифференциации момента затопления группы или даже самого Супервизора, Специалиста чувствами, внутрипсихическим содержанием как своим собственным, так и «клиентским» материалом.

Почему важно обращать внимание на границы: это даёт возможность быть месту Идентичности как Специалиста, так и самого Супервизора, чтобы рабочий процесс направленный на рост Специалиста, не слился и не трансформировался и процесс психотерапии.


Хотелось бы также отметить, что сама «шестифокусная модель» супервизионного процесса, а в практике полимодальной супервиизии и «семифокусная модель» дает также основу понимания границ супервизии, таких как «Супервизия» и «не - Супервизия» - а это в свою очередь обеспечивает структуру супервизорского процесса и защищённость границ Специалиста и участников группы.

Супервизор помогает Специалисту в развитии процедурного знания, Супервизор передаёт модель качественной и заточенной на клиенте работы, научает с помощью чётких, «осязаемых» границ быть Специалиста продуктивным, способным различать и отделять себя от других людей, работая с клиентом, находясь в целостности и в лучшей профессиональной контактности.


Сформированные границы защищают психику человека от внешних неблагоприятных воздействий, способствуют сохранению целостности и автономии личности, безопасному и гибкому взаимодействию с окружающими людьми.

Несформированность, недостаточная определенность границ приводит к неспособности вовремя сказать «нет» во взаимодействии с другими людьми, что делает возможным манипулирование, проникновение извне чужих оценок, идей, мнений о мире и о себе.
Выделение функций психологических границ позволяет совершать направленную и детальную работу в супервизионном процессе с тем, что мешает быть целостным и гармонично функциональным Супервизору или Специалисту.


Психологическая граница развивается и изменяется на протяжении всей жизни, она «выстраивается» до оптимальной индивидуальной для каждого границы, которая позволяет человеку адекватно взаимодействовать с миром и быть самим собой. Если граница оптимальна, личность способна в зависимости от ситуации приспосабливать, изменять свойства своей психологической границы, обеспечивая взаимодействие с миром, согласующееся со своими желаниями и возможностям.

Задача Супервизора, ведущего ли супервизионную группу, или же индивидуальную супервизию уметь узнавать, осознавать, знать границы внешние супервизионного процесса и внутренние границы свои, для того чтобы быть тем поддерживающим и формирующим объектом в супервизионном процессе, работающим на запрос Специалиста.

Продолжение
Супервизия как метод профилактики синдрома профессионального выгорания.
Супервизия и балинтовская группа: общие задачи и точки пересечения

Фото от Людмила ПЕТКО

суббота, 27 февраля 2016 г.

Mehndi / Henna Tattoo. Мехенди - нанесение на тело рисунков хной

Модно, сексуально, загадочно... О чем это мы? Да все о том же - о хне. Точнее, об еще одном способе ее применения.

Люди с давних пор украшали свое тело различными орнаментами. Роспись хной была известна в Древнем Вавилоне, Ассирии, Месопотамии, Древней Греции и в Великой Римской империи.

Рисунки хной служили не только изысканным украшением, но и своеобразным талисманом, люди приписывали им магические и охранные качества.

Биотатуировка, или тату из хны, существенно отличается от обычной татуировки. Мехенди - это не татуировка в общепринятом значении данного слова, а рисунок на теле, который не вводят под кожу, а наносят на ее поверхность хну.

Такой рисунок, в зависимости от сложности, можно выполнить всего за 1 - 2 часа, а держится он на теле примерно 25 - 30 дней (за это время происходит практически полное обновление эпидермиса).


Процедура безболезненна и гигиенична, она исключает возможность занесения в организм инфекции. Более того, хна, будучи природным красителем, благотворно воздействует на кожу и даже излечивает некоторые кожные заболевания. Это прекрасная альтернатива для тех, кто боится боли при нанесении настоящей татуировки или хочет сделать временную.

Многие, хоть раз в жизни, задумывались о том, чтобы сделать татуировку, пусть не настоящую, но временную - точно. Рисунки на коже и выглядят красиво, и держатся недолго, что позволяет менять их под настроение.


Мехенди, а также менди или минди - это искусство росписи тела узорами из хны, история которого насчитывает много столетий. Точное место происхождения мехенди неизвестно, поскольку на протяжении веков искусство росписи хной путешествовало по разным странам и континентам, принимая различные формы в соответствии с традициями и культурой разных народов. Некоторые считают, что мехенди зародилось в Индии, другие утверждают, что в Индию мехенди попало только лишь в 12 веке.

Однако наиболее правдоподобной выглядит версия о том, что искусство росписи хной берет свое начало еще в Древнем Египте. Там знатные дамы украшали своё тело и ногти рисунком. 

На Востоке и в Средней Азии с той же целью использовали хну мужчины. Они достигли большого искусства в ее применении. Хной красили волосы, ногти, кожу. Изображения были достаточно сложными, в основном имели растительный или абстрактный характер.

Также хну использовали как косметическое средство для окрашивания ладоней и стоп фараонов во время мумификации. Египтяне считали, что рисунки на теле обеспечат им беспрепятственное вхождение в загробный мир, поэтому использовали татуировки из хны, чтобы угодить богам. 

При раскопках в египетских пирамидах обнаружили мумии с ногтями и волосами, выкрашенными хной. Предполагается, что эти находки относятся к 1200 г. до н. э. Некоторые ученые считают, что биотатуировка существует уже более 5000 лет.

Изначально использование пасты из хны с ароматическими маслами могли позволить себе только люди из богатых и знатных семей. Однако прошло совсем немного времени, и их примеру последовали даже самые бедные слои общества. Причиной этому была общедоступность порошка хны. Египетские женщины покрывали татуировкой часть лица и подбородок, мужчины «носили» на висках изображения удода.


В Индии и Средней Азии использовали порошок только из натуральной хны. А жители Северной Африки часто смешивали его с древесным углем или сажей. От этого татуировка становилась значительно темнее, а иногда и совсем черной.

В течение пяти тысяч лет женщины Индии и Ближнего Востока использовали хну как средство украшения. Индийские женщины украшали свои руки и ноги специальными узорами, искусство нанесения которых со временем превратилось в одну из самых узнаваемых примет Индии.


Самыми большими мастерицами в этом искусстве были женщины Раджастана, из плодородных долин, расположенных к юго-западу от Дели. Они умело раскрашивали свои ладони и пальцы, а также ступни и пальцы ног. Искусство мехенди занимает важное место в индийской культуре. Обычаи, связанные с употреблением хны, встречаются еще в 4 веке. 

Традиция наносить рисунки на кисти и стопы с использованием хны с древних времен существовала в странах Ближнего Востока, Азии и Северной Африки, позже она стала распространяться в странах Европы и Америки.

В Европе хну знали мало. Возможно, это было вызвано нестойкостью красящих свойств порошка, плохо переносящего многомесячную транспортировку, или тем, что церковь не одобряла плотских радостей и телесных украшений. 

Но в Индии и Средней Азии это искусство достигло настоящего расцвета. Здесь сформировалось множество местных традиций использования хны для окраски волос, ногтей, кожи, рисование сложных орнаментов растительного или абстрактного характера, которые так характерны для индийской и арабской культуры. Индийские узоры были очень многообразны и напоминали кружева. 

Однако не одним только желанием украсить себя руководствовались носители биотатуировок хной. Так же, как обычные тату, узоры из хны были призваны отгонять зло и привлекать все хорошее. Кроме того, хну использовали и древние врачеватели в качестве медицинского средства. Хна прекрасно дезинфицирует и помогает при лечении дерматологических и костных заболеваний, а также при головных болях.


Стали намечаться различные тенденции, как в приготовлении красящего раствора, так и в самом рисунке. Существовало множество вариантов растительных, геометрических, сюжетных узоров. Жители Северной Африки, например, составляли изображение из разнообразных комбинаций линий, точек и крючков.

В Индии татуировка из хны, прочно укрепившаяся в культуре этого народа в 12 веке, до сих пор используется практически на всех торжествах и праздниках, является частью многих религиозных обрядов. С древних времен био-татуировками разрисовывали невесту накануне свадьбы. 

Опытные родственницы с помощью тонких деревянных или металлических палочек, вручную выводя замысловатые узоры на руках и ногах, посвящали ее в тайны брачных уз. Кстати, на ладонях и стопах краска сохраняется дольше всего, поскольку в этих местах кожа суше и тоньше. Традиционный рисунок настолько сложен и замысловат, что работать над ним приходилось несколько дней. 

Но чем изящнее получался рисунок, тем больше невеста была посвящена в тайны эротики. А от устойчивости татуировки зависела длительность праздника у новобрачной. По индийской традиции, до тех пор, пока на теле новобрачной держалась свадебная тату, девушка освобождалась от всех повседневных хлопот и обязанностей.

В Индии особой популярностью пользуются ажурные этнические узоры, а также изображения цветка лотоса, павлина, слона с поднятым хоботом (это символ удачи). В арабских странах отдают предпочтение растительным орнаментам (ими украшают ладони и ступни). У жителей североафриканских государств в почете геометрические узоры: у берберов - в виде коротких прямых черточек, точек, кружочков; у марокканцев - в виде ромбов, треугольников, кривых линий и т. п.


До сих пор традиция наносить рисунки хной по случаю любых праздников, да и просто для красоты, процветает в странах Ближнего Востока, Северной Африки, Индии, Пакистане. Восточные женщины недаром ценят менди. Целебные свойства хны сохраняют мягкость кожи, несмотря на тяжелый физический труд. Изысканный узор приковывает взгляд к изящным движениям рук во время исполнения танца. Волнующий аромат разжигает страсть мужчины. Именно поэтому в старину перед свадьбой на руках и ногах невесты рисовали хной различные узоры и орнаменты.

Менди (мехенди) или роспись хной - это не только украшение, но и символ, и ритуальный обряд, и талисман. Повседневные рисунки просты и незамысловаты, но на торжества и праздники женщины покрывают свое тело причудливыми цветами и лепестками и дивными арабесками. Традиционно тело невесты покрывают затейливым рисунком из хны, а оставшийся порошок закапывают в землю, чтобы защитить брак и избежать неверности мужа. В Марокко беременные женщины покрывали щиколотки узорами, чтобы защитить дитя от сглаза.


Хну, которая используется для мехенди, получают из листьев хинного дерева (на латыни оно называется Lawsonia inermis), произрастающего в зонах жаркого и сухого климата. Хна распространена во многих странах Северной Африки и Среднего Востока. В основном выращивается в Иране, Пакистане, Индии, Судане, Непале, Египте, в южной части Китая и на острове Шри-Ланка. Стреловидные листья хинного дерева собирают, сушат, а затем измельчают в мелкий порошок.

Нельзя точно сказать, откуда родом это растение, кто впервые открыл его чудесные свойства, начал его применять, культивировать и откуда оно распространилось по всему миру. Кажется, что на всем пути развития человека, оно всегда было рядом с ним. Высушенные листья хны были найдены в древних египетских могилах. В самых первых медицинских трактатах есть упоминание об использовании хны в лечебных целях. 


В Библии есть упоминание об использовании хны в качестве живых изгородей. Пророк Мухаммед использовал хну, и аромат ее цветов был его любимым ароматом. Эфирные масла с прекрасным ароматом цветов хны использовались в качестве духов еще задолго до нашей эры. А использование хны в качестве красителя для тканей, кожи, для окраски волос, ногтей и для росписи по телу, является неотъемлемой частью культуры древних народов Индии, Ближнего Востока, Северной Африки и Австралии.

По составу хна обладает антисептическими свойствами. Это абсолютно безопасный краситель, она окрашивает лишь отмершие, ороговелые слои кожи. Чем больше ороговелость, тем насыщеннее получается цвет, и дольше держится рисунок - ладони и ступни в этом смысле самые подходящие места. Цвет хны бывает только коричневым. Также в мехенди распространены два других красителя - Индиго, дающий синий цвет, и Харкус - черный краситель. Харкус - это, по сути, зола - он образуется от пережигания коры различных деревьев. Держится на коже совсем недолго. Рисунок же из хны остается от двух до трех недель.


Традиционные индийские модели мехенди - замысловатые рисунки тонких линий, арок, листьев растений, лотосов (цветок-символ Индии), павлинов (птица-символ Индии), манго (фрукт-символ Индии), кружевные эскизы, благоприятные и религиозные символы. Часто образцы мэнди основаны на более простых формах - пейсли, кругах, треугольниках, линиях, объединенных между собой для создания замысловатого узора, и покрывают все руки, иногда предплечье. На ноги наносят геометрические цветочные узоры, подчеркивая тем самым форму ног.

Мехенди означает силу любви в браке. Чем темнее менди, тем сильнее любовь. Красный цвет - цвет плодородия, власти. В рисунке используются растительные орнаменты, образы птиц и животных, они символически связывают женщину с природой, понятиями рождения, питания, роста, регенерации. 

По преданию, менди защищает от злых духов, несчастий, болезней и даже смерти. Многие арабские женщины считают, что менди приносит счастье и защищает от неудач.

В индийской культуре роспись по телу хной считается символом удачи для замужних женщин (сухаган). Индийские женщины глубоко верят, что менди принесет им много любви и заботы со стороны мужа. 

Насколько прекрасно украшены ее руки и ноги, настолько она должна приложить все усилия, чтобы восхитить своего мужа и полюбиться родственникам с его стороны. 

Очищающе действуют рисунки из хны и на более тонком энергетическом уровне, ведь известно, что на наших ладонях находят свое отражение все основные энергетические центры организма - чакры.

Чакры расположены в областях основных нервных сплетений в центральной нервной системе человека. Они регулируют работу различных органов тела. Состояние наших чакр является прямым результатом наших мыслей и действий. Каждой чакре, из семи основных, соответствует определенная область на ладони. Попадая на проекции чакр, хна очищающее воздействует на весь организм в целом, впитывает лишний жар, приводит человека в баланс.




ОСНОВНЫЕ СТИЛИ МЕХЕНДИ

Традиционно мехенди может быть выполнено в одном из четырех стилей:

1. Арабский стиль.
Стиль, который применяется для росписи на Ближнем Востоке, в основном включает в себя цветочные мотивы, напоминающие арабскую вышивку и живопись, и, как правило, не имеет какой-то определенной схемы нанесения.


2. Африканский (марокканский). 
Стиль, применяемый мастерами Северной Африки, включает в себя геометрические фигуры с цветочными мотивами и строго соответствует форме рук или ног. Рисунок сильно стилизован. Особое внимание уделяется нанесению и чёткости контуров.



Бедуины, живущие в пустыне, часто просто окунают ступни и ладони в хну, без всякого декора.


3. Индийский стиль. 
Индийские и Пакистанские рисунки довольно сложные и большие (покрывают площадь от ладоней до предплечий и от ступней до колен). Кружевные рисунки хной создают иллюзию перчаток или чулок. 


В основном выполняются храмовыми танцовщицами или к торжественным церемониям, главным образом к свадьбам. В основном изображаются религиозные мотивы и знаки плодородия, состоят в большинстве своем из линий, орнаментов и каплевидных рисунков.


4. Азиатский стиль. 
В Индонезии и Южной Азии стиль являет собой сочетание и смешение элементов Индии и Ближнего Востока. Используются растительные индийские мотивы. Рисунки отличаются цветными пятнышками на кончиках пальцев рук и ног. Встречаются полностью закрашенные подушечки пальцев, боковых частей ладоней и стоп.

Все эти стили сейчас очень популярны и, конечно же, без смешивания различных узоров, принципов и фигур мехенди не обходится. Здесь главное, чтобы узор нравился, а к какому стилю или стилям он будет принадлежать, не так уж важно. Эксперимент в механди никогда не приведет к плохим результатам. Тем более что настоящий мастер сможет нарисовать самый изысканный и замысловатый узор.


В Европу менди пришло довольно недавно. В 90-е годы 20 века восточные традиции приобрели новую популярность в Европе. Индия, знакомая европейцам со времён английских колоний, приходит в узорах мехенди. Европейцами активно используется смешение стилей: африканские узоры сочетаются с арабскими, пенджабскими. 

Современная европейская молодежь предпочитает традиционные растительные орнаменты, стилизованные иероглифы и изображения знаков зодиака в разных стилях. Сегодня необычайно популярен небольшой рисунок хной. Чаще всего делают маленькие изображения на запястьях, ногах, плече, щиколотках и шее.


Украшение тела с помощью рисунков, нанесенных хной, становится все более популярным в странах Европы и Америки. Особенно актуален этот вид творчества на Западе в среде музыкантов, моделей, артистов, молодых девушек и просто у всех, кто хочет выглядеть сексуально, модно, таинственно.

Звёзды шоу-бизнеса активно демонстрируют восточные рисунки на крупных публичных мероприятиях, фотосессиях и даже украшают ладони перед свадьбой, как настоящие индианки. Самые известные из них - Мадонна, Наоми Кэмпбелл, Деми Мур, Линда. Примеры известных личностей стимулируют поклонников и знающую их аудиторию к подражанию. Тем самым они способствуют развитию популярности этого стиля.

Искусство мехенди считается довольно сложным делом, поскольку художник должен владеть многими навыками, чтобы быстро и красиво нарисовать замысловатый узор.

Как правило, хной наносят рисунки на ступни, щиколотки, ладони и предплечья. Орнаменты, выполненные профессиональными мастерами, получаются очень красивыми и изящными.

На Востоке особое значение придаётся стойкости нанесённого рисунка. Узоры мехенди отличаются сложностью, поэтому время нанесения на кожу варьируется от 5 минут до 5 часов. После нанесения смеси нужно подождать около двух часов - для проявления хны. 

Коричневый узор, который со временем станет ярче и продержится примерно 2 недели. На свои первые рисунки начинающий потратит больше времени и сил.

Первые мехенди обычно рисуются по каталогу узоров. Однако самым ценным считается тот, который возник спонтанно. Хотя и перерисованный рисунок несёт в себе элемент индивидуального творчества.

Современные художники способствуют творческому развитию менди, совершенствуют мастерство, представляют последние тенденции в рисунке. Красивые рисунки менди стали модным пунктом и на Западе в конце 1990-х, как отличная альтернатива тату, ведь мехенди - это также отличный способ самовыражения. Сейчас это один из популярных стилей боди-арта.


ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛОВ МЕХЕНДИ

Раковина – символ победы, защиты от бед и неурядиц.
Рыба – любовное желание.
Цветок лотоса приносит успех и удачу.
Лук со стрелой – преодоление трудностей, а также счастливый брак.

Кнут – самообладание, чувство собственного достоинства.
Треугольник – защита от трёх страданий (болезни, беспокойств и стихийных бедствий).
Луна (полумесяц) – символ неземной красоты. В индийской поэтике прекрасная девушка сравнивается с полной луной в небе. Зерно – счастье и изобилие в доме.

Кривая линия – успех в карьере, удачливость.
Зонтик – защита от дождя мирских невзгод.
Свастика – предохранение от сглаза, порчи.
Колесница – развитый ум, многообразные познания.

Восьмиугольник – полная защита во всём.
Серьга – музыкальный и поэтический талант.
Браслет – успехи в любви.
Лиана – упорство, настойчивость, искусность в делах.

Мехенди приносит покой в душу, благополучие - в жизнь и, конечно, поправляет здоровье. Пусть гармония в Вашей душе отразится в самых прекрасных узорах мехенди, которые будут оберегать Вас и дарить удивительное ощущение радости и счастья!


Как делать тату хной в домашних условиях
Временные татуировки хной – полезные советы