воскресенье, 28 февраля 2016 г.

Василий ЛИМАНЦЕВ, Николай ЕШТОКИН. Супервизия для психологов: границы внутренние и внешние в супервизионной практике

Как и ожидалось, 27 февраля в Ростове-на-Дону в стенах Донского государственного технического университета (ДГТУ) открылся ВТОРОЙ ЮЖНЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ, ПСИХОТЕРАПИИ И КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ. 

В работе форума принимает участие специалист по креативному обучению и развитию персонала ОАО "ГАЗПРОМ" Людмила ПЕТКО. Людмила Юрьевна приняла участие в терапевтической группе «Супервизия, как профилактика синдрома профессионального выгорания». 

Группу вели психотерапевт Единого Реестра профессиональных психотерапевтов Европы, член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии ЕКПП, действительный член ОППЛ, врач психотерапевт, психиатр-нарколог ЛИМАНЦЕВ Василий Викторович и психотерапевт ЕАП, член ЕКПП, член комитета по личной терапии и балинтовскому движению ОППЛ ЕШТОКИН Николай Александрович.


СУПЕРВИЗИЯ ДЛЯ ПСИХОЛОГА

Супервизия для психолога или для любого специалиста в разделе помогающих профессий, важная отрасль деятельности для продуктивного профессионального роста, для получения поддержки более опытного специалиста.

Это профессиональная деятельность сопровождаемая супервизором, как проводником в профессиональном становлении.

В мировой практике, работа под супервизором неотъемлемая практика становления сертифицированного профессионала психологической, аналитической практики.
В пространстве СНГ прохождение индивидуальной и групповой супервизии включено во многие программы обучения по различным модальностям.


Кроме, обязательных программных требований, я считаю, мотивация к прохождению супервизии должна быть у каждого специалиста: психолога-педагога работающего в школе, клинического психолога, психиатра, тренера, коуча, консультанта психолога, социального работника, психоаналитика, юриста и др. профессий.

Это важное дело, которое специалист делает прежде всего для своего клиента, улучшая свой профессионализм, решая на супервизии проблематику: стратегий работы со своим клиентом, пациентом; эмоциональных реагирований во время работы, непродуктивных моделей взаимодействия и прочих различных вопросов.


Супервизия - система профессиональной поддержки специалистам помогающих профессий. Hess дает самое общее определение супервизии: «Это насыщенное межличностное взаимодействие, основная цель которого заключается в том, чтобы один человек, супервизор, встретился с другим, терапевтом, и попытался сделать последнего более эффективным в помощи людям». (1980; цит. по Сахарова Н. А. и Щукина Ю.В., 2014).

Супервизия - это универсальная форма работы, позволяющая сфокусированным взглядом посмотреть на свои трудности в работе с клиентами, а также разделить часть ответственности за эту работу с другим, как правило, более опытным профессионалом.

Супервизия может предоставить шанс подняться и оглядеться; шанс отказаться от легкого пути обвинения других - клиентов, коллег, организации, «общества», и даже самого себя; она может дать нам шанс начать поиск новых возможностей, открыть знания, рождающиеся из самых трудных ситуаций.


Супервизор – квалифицированный специалист-психотерапевт, проводящий супервизию путем профессионального консультирования психотерапевта, обратившегося за супервизией. 

Консультирование проводится им на основе наблюдения и специфического анализа зафиксированных фрагментов практической работы психотерапевта с последующим или одновременным обсуждением с коллегой особенностей терапевтического контакта, текущей и планируемой лечебной стратегии и тактики. Обсуждение проводится в форме диалога и обратной связи супервизора, завершается его устными рекомендациями и письменным заключением .

Объект супервизии – это практикующий психотерапевт или специалист, проходящий стажировку по психотерапии и обратившийся за супервизией. Его потребность в супервизии определяется, как собственным запросом с целью профессионального и личностно-профессионального роста, так и необходимостью в получении сертификата психотерапевта с зачетом.


В процессе прохождения супервизий, как описывает в своей работе Касен Г. А. (2011), Специалист имеет возможность учиться:
• лучше понимать своих клиентов;

• осознавать собственные чувства по отношению к клиентам и свои реакции на них;
• путем анализа происходящего между терапевтом и клиентом в процессе терапии и происходящего между Супервизором и Специалистом в процессе супервизии разбираться в тонких оттенках терапевтических отношений;

• лучше увидеть степень эффективности использования собственных терапевтических интервенций, насколько они применяются своевременно, в подходящем месте и подходящим образом, какое влияние оказывают на терапевтические отношения и продвижение клиента к намеченным целям;

• структурировать терапевтические взаимодействия как в течение отдельной сессии, так и в процессе терапевтической работы в целом;
• находить и лучше использовать свои потенциальные возможности в терапии.


В супервизиях мы учимся не только лучше, эффективнее работать, - супервизии также являются очень значимым источником получения необходимой профессиональной поддержки. Это особенно ценно для начинающих терапевтов-специалистов. Супервизорская поддержка позволяет Специалисту разделить ответственность с Супервизором за отдельные аспекты работы с клиентами, а также уменьшить риск воздействия со стороны трудностей, расстройств клиентов. Другими словами, супервизии спасают Специалистов от профессионального одиночества.

Теперь несколько слов о феномене, который описан во многих источниках и о котором упоминает в своей работе и Касен Г. А. (2011) на котором основана супервизия: «Находясь внутри психотерапевтического процесса, трудно одновременно поддерживать этот процесс и объективно оценивать все возможные технические и динамические перспективы.

Чтобы терапевт мог бы выполнить эту задачу он должен поддерживать две позиции: действующего субъекта и наблюдателя за своей деятельностью, создав диалоговую систему внутри себя, определенным образом разделив ресурсы между этими частями, тем самым обделив каждую из этих частей.


Исходя из этого, я рассматриваю внутренний критический диалог как ретрофлексированную потребность во внешне выраженном диалоге. Таким образом супервизия является естественным процессом, в котором терапевт сохраняет свою целостность и эффективность использования своих ресурсов, направляя их на развитие».

Из этих рассуждений вытекают определения задач для Супервизора:
1) Удержание контакта со Специалистом, с целью развития ресурсов Специалиста;
2) Направленность активности Супервизора на поддержание и восстановление целостности Специалиста и как специалиста и как личности в целом;
3) Сохранение собственной безоценочной позиции.

Супервизора не следует рассматривать, как человека, который лучше знает или более компетентен в отношении того, как лучше делать психотерапию, что не исключает необходимости Супервизору быть достаточно опытным в практике и теории психотерапии.


Но это тот человек, который находит возможность сподвигнуть терапевта к поиску новых возможностей, исходя из имеющихся у него личных и профессиональных ресурсов. Эта установка делает центральной фигурой само качество контакта между терапевтом и супервизором, превращая его в универсальный ресурс развития терапевта.

В этом месте вполне уместен вопрос: Чем же, в таком случае, супервизия отличается от психотерапии, если описанная выше идеология и стратегия отношений в равной степени относится и к психотерапии в целом. Отличия прежде всего в тематическом содержании супервизии – отношений клиента и психотерапевта и того, что происходит в процессе психотерапии.

Здесь необходимо упомянуть о том, что данные задачи выполнимы при условии, что у Супервизора достаточно развиты навыки рефлексии понимания своих внутренних и внешних границ.


Собственно эти отношения и ближайшее семантическое пространство и создают границы супервизии. За пределами этих границ лежит территория психотерапии, информации, обучения и личностного роста.

«Быть супервизором – одновременно и сложная, и благородная задача. Она обманчива, похожа на работу с клиентом, в ней используются схожие навыки и методы, но супервизор должен ясно видеть, насколько супервизия отличается от работы с клиентом по контексту, фокусу и рамкам, и что она требует более развитой этической чувствительности» (Supervision in the helping professions - PiterHawkins, RobinShohet).

Установление границ в супервизорском процессе столь же важно, как их соблюдение: взаимодействие двух людей, происходящее в ходе установления границ, становится “якорем” для системы.


Энтони Уильямс (2001) пишет о том, что «Обеспечивая структуру супервизорского процесса, мы помогаем обучаемому в развитии процедурного знания – в частности, мы передаем ему модель. <…> слабая структурированность и может вначале выглядеть как дружественность, деловая паритетность, на самом деле она ведет к противоположному – зависимости и благоговейному трепету супервизируемого перед супервизором. Первый не чувствует границ, утрачивая способы оценки себя и своих отношений. Последний предстает харизматическим «магом»…»

И далее, у Энтони Уильямса: «супервизорская среда должна служить контейнером для эмоциональных бурь, дистресса, отчаяния по поводу человечества и собственной персоны, но также для трезвого планирования и жесткой взаимной оценки. Этот «контейнер» могут обеспечить чёткие, осознаваемые внешние и внутренние границы Супервизора и Специалиста».

Так как на супервизии транслируется модель работы в парадигме «системы профессиональной поддержки Специалиста, для способствования его большей эффективности» то, соответственно и Супервизор является некой константой с чёткими границами, удерживающими психодинамические процессы на продуктивном и рабочем уровне, для решения запроса специалиста.


В психотерапевтической, психоаналитической практике существует достаточно много работ, посвящённых теме психологических границ: внутренних и внешних.

С начала XX века проблема психологических границ личности затрагивалась психологами разных направлений и с точки зрения разных классических психологических концепций (психоанализ, гештальтпсихология Перлза Ф., теория объектных отношений и др.). До сих пор современные зарубежные и отечественные исследователи вкладывают в данное понятие разный смысл.

Федерн П., понимал границы личности как своего рода орган чувств, который отличает то, что является частью личности в данный момент от всех других психических элементов, при этом границы личности могут расширяться и сжиматься.


Вопрос о внутренних границах. К. Хорни рассматривала их как внутренние рамки, в которые человек помещает себя. Гибкость этих рамок позволяет выстраивать отношения с другими людьми и адаптироваться к внешним ограничениям.

Исследование психологических границ личности в психоаналитической парадигме развивается в теории объектных отношений, где считается, что вначале ребенок не различает собственное тело и тело матери, а формирование психологических границ происходит в контексте сепарации (отделения) ребенка от матери в раннем детстве (М. Кляйн, Д. Винникотт, М. Малер).

В понимании Д. Винникотта формирование границ Я происходит в раннем детстве и определяется качеством материнства. При хорошем материнстве формируются целостные психологические границы между Я и внешним миром.


В гештальт-психологии Ф. Перлза граница является центральным понятием, разделяющим и соединяющим Среду и Организм, это не только линия, которая разделяет или соединяет Я и не-Я, но является и важнейшим полем их взаимодействия. Нарушения на границе контактов – слияние, проекция, интроекция, ретрофлексия – лежат в основе развития неврозов.

Изменение границ происходит за счет процессов интроекции и проекции, при интроекции границы расширяются, при проекции – сжимается. Установить границы – это значит определить или установить рамки контакта или отношений между собой и окружающим миром . Контакт оказывается тем местом, в котором «Я» вступает в отношения с «Другим», именно благодаря контакту обе стороны приходят к ясному взаимопониманию.

Тимошенко Г. В. и Леоненко Е. А. личные границы понимают как критерий, по которому человек различает свое и не свое, например, свои чувства и чужие чувства, свои желания и чужие желания и т.д. А выстраиванием своих личных границ авторы называют способность осознавать критерий, по которому человек делает это различение.

Шамшикова Е. О., рассматривает границы Я как функции личности, которые направлены на отграничение «своего собственного» (того что принадлежит «Я» и может контролироваться), от «иного» (того, что не принадлежит «Я»).

В контексте различных подходов, можно говорить о том, что благодаря границам формируется способность как к внешнему различению «Я» − «Другой», так и к внутренней дифференциации «Я» − «не-Я». Границы представляют собой подвижные, динамические образования − их можно провести, стереть, разрушить, передвинуть, открыть.


Так, обобщая, можно прийти к выводу, что в супервизионном процессе, границы являются, как контейнером содержания практики Специалиста, так и инструментом, обеспечивающим продуктивную работу, поддерживаемую чёткими границами сродни коже человека: одновременно чувствительной и ранимой и одновременно являющейся мощным органом осязания и вместилищем всего организменного содержания с метаболизмом, ростом, трансформациями и рабочей слаженной атмосферой всех органов тела человека.

Границы определяют, что есть «Я» и что есть «не-Я», где заканчиваюсь «Я» и начинается кто-то другой, определяют личную идентичность человека. Если границы не справляются с этой функцией, то общение имеет характер манипуляции либо агрессивного неуважения к личности. Границы обеспечивают возможность отбора внешних влияний, а также защиту от разрушительных воздействий.


Недифференцированность самосознания означает недостаточное развитие и автономию образов Я от воздействий со стороны других людей, из-за чего происходит неустойчивость самоотношения, сверхзависимость от оценок значимых других, что может привести к потере личной автономии и индивидуальности.

«Низкий уровень дифференциации проявляется также в диффузности «границ Я», их слабой очерченности, недостаточной определенности, что делает доступным для проникновения извне чужих оценок, идей, мнений о Я и об окружающем мире».

Таким образом, границы личности сохраняют ее автономию и защищают от неблагоприятных внешних воздействий со стороны других людей. Так, рефлексия, осознание, дифференциация собственных границ Супервизора, помогает тому же самому развиваться и у Специалиста, помогая ему быть более продуктивным в своей практике.


В действиях человека, психологическая граница возникает, проявляется и развивается. Она защищает нашу психику от разрушающих внешних воздействий, а также пропускает необходимые для нас энергии. Она способствует сдерживанию и накапливанию внутренней энергии, выражению себя в мире.

Так например, при работе в группе полимодальной супервизии, Супервизор подводя итоги, обязательно даёт обратную связь через рефлексию и анализ психодинамики супервизионного процеса: психодинамика группы, отражение в окружающей реальности, особенности ведения группы и реакции участников, - все это находясь во внешних границах супервизионного процесса, может быть отражением процесса между Специалистом и его клиентом, отражать особенности клиента, его психического содержания.


Леви Т. С. выделяет несколько функций психологических границ личности:
• Невпускающая – когда граница может стать непроницаемой для внешних воздействий (человек может оттолкнуть, сказать «нет»);

• Проницаемая – граница пропускает внешние воздействия, если человек уверен в себе и доверяет другому, идентифицируется с ним. Граница при этом как бы «растворяется», но человек не теряет ощущение себя;

• Вбирающая функция означает, что граница «втягивает» нужное из окружающего мира. Эта функция предполагает «внутреннее право человека на удовлетворение своих потребностей», когда человек может просить о помощи, предъявлять и удовлетворять свои потребности;

• Отдающая – граница может пропускать внутренние импульсы, при этом человек может спокойно выражать себя, свои эмоции и чувства в окружающем мире;

• Сдерживающая функция обеспечивает возможность сдерживать внутреннюю энергию при необходимости;

• Спокойно-нейтральная функция выражает спокойное состояние человека «не мотивированного к активному взаимодействию с миром «здесь и теперь», в случае аналогичного состояния мира.


Какими можно считать внешние границы супервизионного процесса?

Это может быть: контракт, время и место встречи группы или индивидуальной супервизии, оплата и сеттинг, правила защиты количества супервизий (часов), организация пространства и участников, физические границы отношений Супервизора и Специалиста, участников супервизионной группы, правила и принципы супервизии, правила о контактах Супервизора и Специалиста в чрезвычайных ситуациях, форма ведения например полимодальной супервизионной группы (супервизия, круглый стол, презентация, очная супервизия).

Каковы внутренние границы супервизионного процесса?

К внутренним границам можно отнести: понимание и рефлексия где «Я» и «не-Я», понимание и рефлексия где «Специалист» и «не-Специалист», где «Клиент» и «не-Клиент» - то есть навык дифференциации момента затопления группы или даже самого Супервизора, Специалиста чувствами, внутрипсихическим содержанием как своим собственным, так и «клиентским» материалом.

Почему важно обращать внимание на границы: это даёт возможность быть месту Идентичности как Специалиста, так и самого Супервизора, чтобы рабочий процесс направленный на рост Специалиста, не слился и не трансформировался и процесс психотерапии.


Хотелось бы также отметить, что сама «шестифокусная модель» супервизионного процесса, а в практике полимодальной супервиизии и «семифокусная модель» дает также основу понимания границ супервизии, таких как «Супервизия» и «не - Супервизия» - а это в свою очередь обеспечивает структуру супервизорского процесса и защищённость границ Специалиста и участников группы.

Супервизор помогает Специалисту в развитии процедурного знания, Супервизор передаёт модель качественной и заточенной на клиенте работы, научает с помощью чётких, «осязаемых» границ быть Специалиста продуктивным, способным различать и отделять себя от других людей, работая с клиентом, находясь в целостности и в лучшей профессиональной контактности.


Сформированные границы защищают психику человека от внешних неблагоприятных воздействий, способствуют сохранению целостности и автономии личности, безопасному и гибкому взаимодействию с окружающими людьми.

Несформированность, недостаточная определенность границ приводит к неспособности вовремя сказать «нет» во взаимодействии с другими людьми, что делает возможным манипулирование, проникновение извне чужих оценок, идей, мнений о мире и о себе.
Выделение функций психологических границ позволяет совершать направленную и детальную работу в супервизионном процессе с тем, что мешает быть целостным и гармонично функциональным Супервизору или Специалисту.


Психологическая граница развивается и изменяется на протяжении всей жизни, она «выстраивается» до оптимальной индивидуальной для каждого границы, которая позволяет человеку адекватно взаимодействовать с миром и быть самим собой. Если граница оптимальна, личность способна в зависимости от ситуации приспосабливать, изменять свойства своей психологической границы, обеспечивая взаимодействие с миром, согласующееся со своими желаниями и возможностям.

Задача Супервизора, ведущего ли супервизионную группу, или же индивидуальную супервизию уметь узнавать, осознавать, знать границы внешние супервизионного процесса и внутренние границы свои, для того чтобы быть тем поддерживающим и формирующим объектом в супервизионном процессе, работающим на запрос Специалиста.

Продолжение
Супервизия как метод профилактики синдрома профессионального выгорания.
Супервизия и балинтовская группа: общие задачи и точки пересечения

Фото от Людмила ПЕТКО

Комментариев нет:

Отправить комментарий