среда, 17 мая 2017 г.

Юрий ЕВИЧ. Тактическая медицина современной иррегулярной войны.

ЕВИЧ Юрий Юрьевич - к.мед.наук, старший лейтенант медицинской службы ДНР. 
ТАКТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА СОВРЕМЕННОЙ ИРРЕГУЛЯРНОЙ ВОЙНЫ.


Под современной ТАКТИЧЕСКОЙ МЕДИЦИНОЙ «по стандартам НАТО» обычно понимают совокупность мероприятий, осуществляемых непосредственно на поле боя, и нацеленных на спасение жизни и предотвращение тяжёлых осложнений у военнослужащих, получивших ранения и травы. 

Осуществляет эти мероприятия специальным образом подготовленный и оснащённый персонал из числа военнослужащих. При этом обучение навыкам парамедицинской помощи производится для всех военнослужащих, особенно подразделений «первой линии». На эту подготовку в год отводится до 400 часов. 

О «стандартах НАТО» в данном случае мы говорим потому, что в отечественной официальной военно-медицинской науке понятие, аналогичное «тактической медицине», пока отсутствует. Разумеется, в той или иной мере многие положения, связанные с оказанием первой доврачебной помощи на поле боя в российской военной медицине разработаны, однако в единый целостный комплекс не объединены и даже понятия, аналогичного «тактической медицине» пока не существует. 

Потому далее приведенные материалы будут базироваться на синтезе трёх источников: информации из отечественной военно-медицинской литературы, информации из литературы нашего основного противника, и боевом опыте авторов, причём с учётом как опыта Новороссии, так и других вышеперечисленных компаний: Чечни, Югославии, Приднестровья, Абхазии. Особенный акцент сделан именно на опыте иррегулярных боевых действий.

Целью тактического медика, таким образом, является сохранение жизни и здоровья военнослужащих, получивших ранения и травмы на поле боя. 

Сразу же по нашему опыту должны уточнить: медик подразделения неизбежно столкнётся с необходимостью оберегать здоровье военнослужащих своего подразделения не только в ходе боя, но и в межбоевой период. 

Поэтому задачами его будет: оказание помощи при ранениях, травмах и заболеваниях личного состава, полученных как на поле боя, так и в ходе боевых действий, зачастую - и в расположении подразделения, их профилактика и предотвращение их осложнений, а также весьма нередко - помощь гражданскому населению, бойцам других подразделений и военнопленным. 

Причиной тому целый комплекс факторов: в условиях, когда воюют наши, русские, всё, начиная с традиций «православного воинства» в духе Суворова («сам погибай, а товарища выручай») и заканчивая традиционным отставанием тылов и недостаточной развёрнутостью их служб (включая медицинские) исключает ситуацию, когда медик подразделения сможет сказать травмированному вне поля боя боевому товарищу: «я тактический медик, всё что не на поле боя - ко мне не относится». 

При этом в условиях поля боя ему придётся решать множество задач: помимо непосредственного оказания медицинской помощи - это все основные задачи бойца подразделения, в котором он служит (пехотинца, разведчика и так далее). 

Организация медпомощи раненому на поле боя и его эвакуация в тыл может быть сопряжена с попутным выполнением множества задач: начиная с огневого подавления противника, препятствующего передвижению за раненым, либо со скрытого проникновения в тыл противника за находящимися там ранеными, и заканчивая иногда возникающей необходимостью личной эвакуации пострадавших на технике, вплоть до колёсной и гусеничной бронированной. 

При этом в случае наличия раненых медик не может начать отступление, даже вместе с отступающим подразделениям, пока не обеспечена безопасность (эвакуация, прикрытие) раненых. 

С другой стороны, вера бойцов в «свою медицину» существенно повышает боевой дух и стойкость всего подразделения. Исходя из вышесказанного, тактический медик должен отличаться высокими морально- волевыми качествами, быть одновременно и настоящим медиком, пусть и низшего звена, и прекрасным пехотинцем. 

Кратко говоря, в идеале тактический медик - самый лучший, толковый и стойкий боец своего подразделения, неоценимая опора его командира.


О работе с гражданским населением.

В боевых условиях гражданское население является одной из главных проблем военного медика. В отличие от военнослужащих оно не организовано, содержит в своих рядах высокий процент людей, имеющих проблемы со здоровьем или нуждающихся в особом уходе (дети, инвалиды, престарелые и так далее) - особенно в зоне боевых действий. 

Причина этого в том, что здоровые и благополучные люди имеют возможность (и как правило, ею пользуются) при первых признаках грядущих неприятностей покинуть зону активных боевых действий. 

Структура потерь (и типы оказываемой медицинской помощи) также существенно отличаются от таковых в рядах военнослужащих. 

Во-первых, гражданских гибнет (при позиционной фазе боевых действий, в отсутствие крупных наступательных боёв) в абсолютном числе больше чем военнослужащих (наш противник обстреливают кварталы, где проживает гражданское население, кроме того, военные имеют укрытия и обучены действиям при обстреле). 

Во-вторых, по опыту ДНР, при том что убитые артиллерийским огнём противника исчислялись десятками, морги были завалены. Причина - массовая смертность населения от самых различных заболеваний в условиях слома привычного уклада жизни, отсутствия медикаментов, продуктов питания, воды, транспорта. 

Происходит незаметный «бархатный» геноцид, лучше всего описываемый формулой: «война - это не там, где стреляют, это там, где убивают». 

Боевой стресс у гражданских выражен намного более ярко, чем у военнослужащих, это надо иметь в виду и уделять внимание профилактике его последствий (методы были описаны нами выше). 

Типовые операции по работе с гражданским населением: эвакуация, помощь на дому, организация пунктов сбора, сбор и анализ информации. Для помощи беженцам обычно гражданские власти создают места их временного размещения, пункты питания и так далее.

Для тактического медика основная задача - успешная доставка беженцев до этих пунктов. В принципе, задача аналогична эвакуации своих раненых, принципиальное отличие в одномоментном поступлении очень большого количества пострадавших (чаще всего массовый исход беженцев начинается с резким усилением боевой активности в данной местности при этом попечение о них командиры самых разных степеней, как правило, возлагают на медицину). 

Для успешной эвакуации необходимо располагать многоместным транспортом - более удобными и вместительными являются гражданские автобусы, более проходимыми - армейский транспорт на шасси «Урал» и «Камаз». 

Для эвакуации нужно определять места сбора населения - и всеми способами оповещать желающих покинуть местность о необходимости самостоятельно прибывать в эти места. По возможности крайне желательно, чтобы места сбора беженцев были защищены строениями, терриконами и так далее от воздействия вражеской артиллерии, не просматривались их наблюдателями. 

В работе с гражданским населением нужно как можно активнее привлекать волонтёров - как из числа местных жителей в очаге эвакуации, так и из числа жителей близлежащих селений, выразивших желание оказать содействие. 

Сильной стороной первых является знание местности и владение информацией об основных местах скопления, не успевших эвакуироваться, а также, зачастую - о минных полях, позициях противника и так далее. 

Сильной стороной вторых - высокая инициатива и решимость действий. В то время как местные волонтёры как правило длительное время находившиеся под воздействием огня противника и различных лишений, в существенной степени психологически и физически истощены, те люди, у которых хватило желания и сил прибыть в другой город для оказания помощи местному населению, как правило, достаточно активны. 

Естественно, местных волонтёров надо распределять между группами не знающих города - как волонтёров, так и военнослужащих. Это существенно облегчит ориентирование и ускорит поиски. 

Психика гражданских людей в такой ситуации, как правило, весьма сильно подавлена, в общении с ними крайне желательно избегать без необходимости излишней экспрессии в тоне и содержании команд, желательно подбадривать и успокаивать. 

При этом обязательно нужно иметь в виду, что каждый привлечённый на помощь доброволец - большое подспорье, однако если уж они досидели до крайних стадий эвакуации, то это скорее всего означает, что они - малоинициативные, нерешительные люди, и могут не проявить достаточного рвения помогать вам. 

В таких случаях нужно найти аргументацию, призванную привлечь их к сотрудничеству. Лучшим способом является отправить семьи мужчин в тыл, на пункт сбора беженцев, а им самим объяснить, что спасение населения - общий долг, и теперь, когда их семьи в безопасности, они должны помогать. 

Дело в том, что пока родственники находятся рядом - они инстинктивно стремятся оказаться в более привычной обстановке, рядом с родными (пусть и в большей опасности) - и потому плохо управляемы и безинициативны.

Когда же родственников рядом нет, они в поисках чувства защищённости (человек - существо социальное) напротив стремятся влиться в воинский коллектив и начинают проявлять соответствующее рвение в исполнении своего долга. 

Обязательно необходим краткий инструктаж по способам поиска желающих эвакуироваться, эвакуации неспособных самостоятельно передвигаться и так далее: люди проинструктированные чувствуют себя намного увереннее. 

Пару команд на построение: смирно, направо и так далее тоже успокаивающе действуют на психику (разумеется без злоупотребления). 

Телефонная связь скорее всего будет заглушена (как всегда в очагах интенсивных боевых действий), а у местных аккумуляторы будут разряжены (электричество в зоне активных боевых действий как правило отсутствует), поэтому координация усилий и руководство действиями - только через посыльных. 

Важным моментом является заранее обозначенный сборный пункт для желающих эвакуироваться в относительно безопасном месте недалеко от медпункта: необходимо, чтобы они сообщали о его месторасположении максимальному числу местных жителей которых обнаружат. 

Даже в отсутствие какой бы то ни было связи эта информация распространится среди местных очень быстро, и искать придётся гораздо меньшее число - многие придут сами. 

У эвакуирующихся местных мирных жителей необходимо активно собирать информацию о местах нахождения местных, желающих эвакуироваться, и при малейшей возможности оказывать им содействие. 


Боец ДНР, раненный в районе аэропорта Донецка, 26 мая 2014 года. 
Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

О взаимодействии с командованием.

Об особенностях взаимодействия с командованием и подчинёнными в условиях иррегулярных боевых действий можно написать целую книгу. Если говорить совсем кратко, в отношении командования они сводятся к тому, что чудовищный беспорядок на всех уровнях, отсутствие какой-либо (не говоря уже о нормально налаженной службе) службы тыла и боевого обеспечения, приводят к жуткой нехватке времени для принятия решений и сильнейшему стрессу у командиров всех уровней.

Учитывая это, чем меньше вы будете беспокоить командиров и больше задач решать самостоятельно - тем лучше. 

Вторым важным фактором является жуткий дефицит нормальных людей на командирских должностях: на них крайне редко попадают не просто кадровые офицеры, но даже и просто нормальные люди. 

Самый распространённый вариант - калька с гражданского общества, когда на командные должности пролезают те, у кого есть деньги и привычка быть на денежных местах - спекулянты и воры всех мастей, которых по недоразумению в современном обществе именуют «бизнесменами» и «коммерсантами». 

Если в мирное время они своим неуёмным воровством и полным отсутствием какой-либо работы «на перспективу» поставили нашу страну на край гибели, то в условиях войны (напомним, «война - это та же самая мирная жизнь, просто сконцентрированная до предела») они, как правило, раз за разом губят свои подразделения, чаще всего - вполне осознанно, частично или в полном составе, ради получения какой-либо материальной выгоды. 

Самое печальное, что даже наличие военного образования и «кадрового» прошлого не гарантирует от этой напасти - в современном обществе, когда именно торгашеские способности являются мерилом всех добродетелей человека, таких достаточно и в регулярной армии. 

Простейший рецепт борьбы с этой напастью - тщательно выбирать себе командира. Как правило, в условиях иррегулярной войны имеется много возможностей (особенно для медика) перейти в то подразделение которое кажется ему более достойным. 

Как же знать заранее, какой командир покажет себя достойно в условиях боевых действий? Если бои уже есть - нет ничего проще. Если командир не идёт со своими людьми, посылает их куда-то. А сам остаётся в безопасном тылу - ничего хорошего с таким командиром ожидать не приходится. 

А если боевые действия только предстоят? У хорошего командира всегда большое внимание уделяется медицинской службе. Не в последнюю очередь потому, что он собирается участвовать в боевых действиях лично и хочет, чтобы в случае ранения ему была оказана помощь. 

С подчинёнными, военнослужащими своего подразделения и так далее гораздо проще: будьте всегда честны и доблестны, ни в коем случае не пятнайте себе хищениями гуманитарной помощи или мародёрством, в бою старайтесь быть всегда с пехотой, решительно и профессионально исполняйте свой долг - и заслужите любовь и уважение простых бойцов, а также младших командиров. 

Правда, отношения со старшими командирами (см. выше) этим вы можете испортить - но это в случае, если не последуете совету выбирать их из числа возможно более достойных людей.

Продолжение следует: 
Психологическая подготовка личного состава.


Комментариев нет:

Отправить комментарий