вторник, 17 мая 2016 г.

В армии США через каждые 36 часов совершается суицид. О системе психологической поддержки "Боевая двойка".

Делегация под руководством заместителя начальника Генерального штаба ВС Республики Казахстан - начальника Департамента воспитательной и идеологической работы ГШ ВС РК генерал-майора Мухамеджана ТАЛАСОВА ознакомилась с деятельностью Центров поддержки военнослужащих и членов их семей, изучила организацию профилактики суицидов среди военнослужащих и деятельность корпуса капелланов в ВС США, сообщает пресс-служба Министерства обороны РК.


В рамках совершенствования воспитательной работы в казахстанской армии представители воспитательных структур ВС РК отметили деятельность Центров социальной поддержки военнослужащих и их семей. В ВС США они созданы в каждом воинском гарнизоне. Центры разрабатывают и реализуют социальные программы по поддержке военнослужащих и членов их семей, организуют досуг на территории гарнизона, трудоустройство супругов военнослужащих, предоставляют различные бытовые услуги по сниженным тарифам, изучают семейно-бытовые отношения, оказывают морально-психологическую, консультативную и финансовую помощь.

В деятельности ВС США по профилактике суицидов делегация ВС РК отметила систему «боевая двойка», когда все военнослужащие рядового и младшего сержантского состава разделены на пары, и каждый следит за морально-психологическим состоянием своего напарника. Подобная система психологической поддержки «Боевые товарищи» уже действует в частях Сухопутных войск Республики Казахстан.

Вклад в решение проблемы суицидов в армии США и идеологического воспитания военнослужащих вносит также корпус военных капелланов. Это офицеры, имеющие теологическое образование. Они занимаются религиозным образованием и патриотическим воспитанием, воспитанием семейных ценностей, профилактикой суицидов.

Источник - Военнослужащие воспитательных структур ВС РК изучили опыт армии США


Комиссары ВС РК "зажгли" на американской военной базе в Южной Каролине

Одна из американских военных баз в штате Южная Каролина впервые распахнула свои двери для офицеров воспитательных структур казахстанской армии. В Чарлстоне, где сосредоточено более 35 тыс. военнослужащих и располагается Центральное командование, членам нашей делегации преподали урок борьбы с потенциальными самоубийцами в армии.

Военной делегацией из нашего Генштаба, состоящей из четырех человек и переводчика, руководил начальник Департамента воспитательной и идеологической работы ГШ ВС РК генерал-майор Мухамеджан Таласов. Связаться с ним не удалось: был очень занят, вместе с начальником Генштаба генерал-полковником Сакеном Жасузаковым поднимал войска по учебно-боевой тревоге.

На вопросы «Радиоточки» ответил заместитель главнокомандующего сухопутными войсками по воспитательной и социально-правовой работе полковник Жумабек Хасенов. Он тоже в составе военной делегации летал в США за передовым опытом по профилактике суицидов в армии.


– На военной базе в Чарлстоне мы ознакомились с деятельностью Центров поддержки военнослужащих и членов их семей, изучили организацию профилактики суицидальных проявлений среди военнослужащих и деятельность корпуса капелланов. Оказывается, их функциональные обязанности схожи с нашими, – рассказывает Жумабек Хасенов.

– Так что роль капелланов в нашей армии исполняют не мулла или поп. Этим уже давным-давно занимаемся мы – офицеры воспитательных структур.

 – Жумабек, что удивило вас на американской военной базе прежде всего? 

Удивило то, что все вопросы там решаются исключительно с той целью, чтобы человеку было легче жить и служить в том или ином гарнизоне. И уровень патриотизма там зашкаливает. К примеру, когда звучит гимн во время суточного развода, то буквально все вокруг останавливаются, даже если в это время едут в автомобилях. Подпевают. Исполняют гимн вместе с военнослужащими. 

Побывав на военной базе и познакомившись с их укладом, мы удостоверились, что важнейшая забота Пентагона – это люди, которые служат или когда-либо служили Америке. Если их военнослужащий уходит в наряд или уезжает в долгосрочную служебную командировку, то он практически не думает, как там будет в его отсутствие выживать его семья. 


Полную заботу о ней берет на себя государство. Вернее, Центры поддержки семей, созданные государством. Они функционируют в каждом воинском гарнизоне. Эти Центры разрабатывают и реализуют социальные программы по поддержке военнослужащих и членов их семей, организуют досуг на территории гарнизона, трудоустройство супругов военнослужащих, предоставляют различные бытовые услуги по сниженным тарифам, изучают семейно-бытовые отношения, оказывают морально-психологическую, консультативную и даже финансовую помощь. Для этого существуют специальные фонды...

Очевидно, что нам в Казахстане тоже бы не помешало во всех военных гарнизонах подобные Центры создавать и развивать. Начальнику Генштаба генерал-полковнику Сакену Жасузакову об этом «американском опыте» доложено, и он идею поддержал. Разве плохо, когда военнослужащий, прибывший в гарнизон, может без проблем взять беспроцентный кредит, а его супруга благодаря деятельности Центра будет трудоустроена? В таком случае и вопрос с дисциплиной решается сам собой – потому что каждый военнослужащий будет дорожить своим местом и стараться не попадать в список нарушителей, дабы не потерять работу.

Если в американской армии происходит ЧП по вине самого военнослужащего, то никто из командиров подразделения персональной ответственности за это происшествие не несет, – продолжает Жумабек Хасенов. 

– У них каждый военнослужащий сам отвечает за свои проступки. Потому никакого сокрытия преступлений в американской армии не существует. Все службы настроены на профилактику чего-либо противоправного, а не на битье «по хвостам». 


– А каково денежное довольствие военнослужащих американской армии? Размером их заработной платы интересовались? 

 – Да, интересовались. Новобранец получает около 1600 долларов США. Плюс всевозможные выплаты за сложность условий службы. Офицеры, уорент-офицеры, сержанты, старшины и рядовые американской армии, участвующие в боевых действиях, ежемесячно получают надбавки к своей заработной плате. В текущем, как и в прошлом году, эта сумма, которая официально называется «плата за опасность», составила 225 долларов США. 

Военнослужащие, профессия которых сопряжена с опасностью для жизни, тоже дополнительно получают в пределах 150 долларов. Такой вид надбавки выплачивается парашютистам, саперам, солдатам и офицерам, имеющим дело с токсичными веществами. Парашютистам, совершающим высотные прыжки, выплачивается 225 долларов. Военнослужащие, которые хотя бы один день провели на поле боя, автоматически приравниваются к ветеранам...


И все же, несмотря на такой сравнительно высокий уровень жизни, в американской армии ежегодно фиксируется огромное количество самоубийств. Среди наложивших на себя руки, помимо действующих военнослужащих и находящихся в запасе, ветераны боевых действий.

Об этом сообщается в официальном докладе Министерства обороны США. В 2015 году лишили себя жизни 468 военнослужащих. Потери в этой войне, где и линия фронта отсутствует, и враг невидим, в цифрах выглядят примерно так: американский военнослужащий совершает самоубийство каждые 36 часов. 

Ветераны, вернувшиеся из «горячей точки», лишают себя жизни каждые 80 минут. Пентагон признает, что Соединенные Штаты эту войну позорно проиграли. В результате самоубийств погибло солдат больше, чем в операциях по поддержанию мира в Ираке и Афганистане... Для сравнения – в казахстанской армии за прошедший 2015 год (по данным военной прокуратуры) покончили жизнь самоубийством 24 военнослужащих. 


Спрашивается, чему было учиться нашим офицерам-воспитателям у заокеанских коллег? Какой перенимать опыт, если в США число суицидов в армии с каждым годом растет, а в Казахстане сокращается?! 

Полковник Жумабек Хасенов на этот вопрос ответил предельно откровенно: «Нас пригласила американская сторона и оплатила все расходы – мы от их предложения отказываться не стали. В результате – на других посмотрели и себя показали. Казахстан представили достойно».

Кстати, на войсковом стрельбище наши офицеры действительно в грязь лицом не ударили, а выполнили упражнение контрольных стрельб из незнакомой им штурмовой винтовки М4 не хуже американских военнослужащих.


– Жумабек, как вам показалась на линии огня хваленая американская винтовка М4? – М4 больше подходит определение точечного оружия, то есть практически снайперского, а не оружия пехотинца. Ведь только снайперу позволено в бою продолжительное время выбирать позицию, потому что от результативности его огня зависит последующее соотношение сил огневых точек. 

Мне показалось, что винтовка М4 именно такая. Автомат Калашникова, напротив, позволяет вступить в бой в любом положении, без подготовки, сразу, даже если оружие находится в песке или в воде. Однозначно наш Калашников гораздо лучше. Но пострелять из той винтовки было интересно. Никто из наших офицеров не промазал по мишени. И в «молоко» пули не ушли. Американцы были удивлены.


 – Господин полковник, вернемся к профилактике суицидов. Что полезного вам все-таки удалось взять на вооружение из той командировки в США? 

 – В деятельности ВС США по профилактике суицидов хотел бы отметить систему «боевая двойка», когда все военнослужащие рядового и младшего сержантского состава разделены на пары, и каждый следит за морально-психологическим состоянием своего напарника. Кстати, подобная система – «Боевые товарищи» – уже практикуется и у нас. И дает, между прочим, свои положительные результаты. 

Систему тотального стукачества культивирует главнокомандующий сухопутными войсками генерал-лейтенант Майкеев? 


– Систему войскового товарищества, а не стукачества. Кто, как не настоящий товарищ, вовремя заметит, как сослуживец впадает в депрессию? Или письмо из дома получил с мрачными новостями и вынашивает планы свести счеты с жизнью. В таком случае его надо любым способом отговорить от затеи. Командиру вовремя доложить, забить тревогу, а не равнодушно пройти мимо. 

На военной базе нам показали, какой вклад в решение проблемы суицидов и идеологического воспитания военнослужащих в армии США вносит корпус военных капелланов. Это офицеры, имеющие теологическое образование. Они занимаются религиозным образованием и патриотическим воспитанием, воспитанием семейных ценностей, профилактикой суицидов.


– Неужто вы считаете, что в казахстанской армии тоже настала пора вводить должности военных капелланов? 

– Почему бы и нет? Военные священники (капелланы) существуют в абсолютном большинстве зарубежных армий. Законодательно их присутствие запрещено только в армиях Китая и Северной Кореи. Поскольку в ВС США не существует офицеров по воспитательной и социально-правовой работе, как у нас в Казахстане, то вопросы психологической и воспитательной работы с военнослужащими возложены исключительно на капелланов. 

Они организуют работу по программам борьбы с алкоголизмом и наркоманией, предотвращению самоубийств. Естественно, что все это капеллан делает наряду с исполнением своих прямых обязанностей – исповедование военнослужащих, индивидуальные пастырские беседы, проведение церемоний, посвященных национальным и военным праздникам. 

Справка «Радиоточки»: Слово «капеллан» берет свое начало с IV века, когда св. Мартин из г. Тура, еще будучи молодым солдатом, увидел нищего, не имевшего одежды, чтобы укрыться от холода. Тогда св. Мартин разорвал надвое свою солдатскую накидку («каппу») и одну из половин отдал нищему. В ту же ночь этот нищий явился ему во сне и сказал, что он – Иисус Христос. После этого вторая половина каппы св. Мартина стала предметом почитания во французской армии. Для нее был сделан походный храм, который назвали «капеллой», а священника, служившего в этом храме, стали называть «капелланус». 


– Скоро в США отметят День четырех капелланов. Этот день посвящен памяти капелланов, отдавших свои жизни ради спасения экипажа и пассажиров судна. 

– Да, на военной базе в Чарлстоне нам рассказывали, что «Дорчестер» был пассажирским лайнером, который в годы Второй мировой войны использовали в военных целях. Утром 3 февраля 1943 года у южного побережья Гренландии «Дорчестер» был атакован немецкой подводной лодкой U-233. Из-за попадания торпеды на судне погас свет, среди людей на борту началась паника. 


Тогда находящиеся на корабле четыре капеллана разных конфессий: Джордж Фокс (методист), Александр Гуд (иудей), Кларк Полинг (баптист) и Джон Вашингтон (католик) помогли успокоить пассажиров, вывести их на верхнюю палубу и организовать безопасную эвакуацию. При выдаче спасательных жилетов выяснилось, что их не хватает на всех. Тогда капелланы отдали собственные жилеты. Они помогли людям перебраться в спасательные шлюпки, после чего взялись за руки и, читая молитвы, пошли ко дну вместе с кораблем. 

Капелланов в нашей армии нет, но случаев, когда офицеры, рискуя собственной жизнью, защищают подчиненных, – множество. Во время метания молодыми солдатами боевых гранат на полигоне или в ходе учений с боевой стрельбой. Задача офицеров воспитательных структур – повсеместно создавать условия для комфортной службы личного состава. 

Чтобы у наших военнослужащих рабочий день был строго регламентирован и наконец-то появился законный выходной. Чтобы суббота стала днем семейным, как на американской военной базе, когда можно было бы и в школу к детям сходить на собрание, и личный автомобиль на СТО загнать, если понадобится, и спортом всей семьей заняться.


– В военных гарнизонах часто бывает так, что офицеров и контрактников житейские обстоятельства буквально загоняют в угол. Кого-то кредиты тянут на дно, кого-то семейные проблемы толкают в петлю. В военном институте сухопутных войск, к примеру, сейчас собираются увольнять офицера, который в отчаянии грозится облить себя бензином и сжечь перед штабом. 

Он пятый месяц уже находится за штатом, ему не выплачивают зарплату, хотя обязанности свои по обучению курсантов он выполняет добросовестно. И, чтобы хоть как-то прокормить свою семью, этот офицер вынужден «таксовать» по ночам на своем стареньком авто, а утром, как ни в чем не бывало, снова идти на службу. 


– Постараемся разобраться и в этом вопросе. Вы сами видите, что нашим военным приходится работать буквально на износ. Американцы в этом плане давно впереди планеты всей. Там Центр поддержки семей уже бы давно вмешался в ситуацию и обязательно выправил ее. Предоставил военнослужащему беспроцентный кредит. Нашел опытного юриста, оплатил бы его услуги и помог бы наконец-то разрешить эту кровоточащую проблему. 

В США, как мы имели возможность убедиться, просто совершенно другой менталитет... Старая армейская шутка советских времен о том, что американский солдат не пойдет воевать, если в его походном рюкзаке вдруг не окажется туалетной бумаги, и по сей день остается актуальной. Американцы в армию идут зарабатывать деньги и пользоваться льготами. 

О выносливости же наших казахстанских военнослужащих, их неприхотливости, безграничном терпении пока говорить не приходится. С лейтенантских погон наши офицеры привыкли общественные интересы ставить выше личных. 


 – Потому мы и непобедимы, – улыбается Жумабек ХАСЕНОВ. – Вот я сейчас, к примеру, нахожусь в очередном отпуске, но от интервью с вами не отказался, в кабинете сижу, на вопросы «Радиоточки» исправно отвечаю. И чтобы ни у кого и никогда не возникало желания сводить счеты с жизнью. Прорвемся, господа, и в этот кризис. Прорвемся. 

Источник: http://radiotochka.kz/
Материал взят с сайта: Министерства обороны Республики Казахстан
Источник: http://www.mod.gov.kz/rus/press-centr/obzor_pressy/?rid=2296&cid=0

Использованы фотографии charleston air force base south carolina, психологов ВС Казахстана, парада в Астане 

Комментариев нет:

Отправить комментарий