среда, 18 января 2017 г.

Психолог- инспектор МЧС России старший лейтенант Ролан БУРАКОВ.


Его работа, как в известной песне, «на первый взгляд как будто не видна». Мало кто знает, что на большом пожаре или при чрезвычайном происшествии среди спасателей всегда присутствуют психологи. Они, как правило, не афишируя своего появления, находятся в гуще людей. Находят правильные слова, чтобы успокоить пострадавших и даже остановить начавшуюся панику.

В астраханскую психологическую службу МЧС молодой психолог Ролан БУРАКОВ пришел после окончания военного вуза, в 2007 году он окончил ВМИРЭ им. Попова и службы в Вооружённых Силах. 

Работа военного психолога не блещет креативностью, а приспособлена под узкий круг задач. Изо дня в день одно и тоже — работа с молодым пополнением, проверки на допуск к оружию и дежурству в карауле. В МЧС работа обещала быть интереснее, здесь «врачеватель людских душ» мог проявить все грани своего мастерства, помогая людям в экстремальных ситуациях.

Теория и практика.

Теоретическая переподготовка прошла успешно, и в 2011 году Ролан столкнулся с первой для него чрезвычайной ситуацией. 3 мая 2011 года Ролан готовился забрать из роддома жену и дочь. Но в поселке Молодежном случился большой пожар с гибелью людей. И Бураков, следуя служебному долгу, оперативно выехал на место происшествия.

«Приехав на пожар, я не ожидал того, с чем пришлось столкнуться, и в первые минуты растерялся», — вспоминает Ролан. Он оказался под сильным воздействием от увиденной картины трагедии: обугленных столбов — того, что осталось от сгоревшего дома, погибших людей. Такие ситуации с ужасными подробностями не описаны в учебниках. Людское горе явственно предстало перед ним.

Нет воды? Звоните психологам!

«История возникновения психологической службы МЧС началась в 95-м году, когда на Сахалине был разрушен город Нефтегорск в результате землетрясения. Этот город позже назовут городом-призраком», — объясняет Ролан. 

После ликвидации последствий мощнейшего землетрясения на Дальнем Востоке спасатели долго не могли вернуться к обычной жизни — они снова и снова переживали увиденное. Тогда стала очевидной необходимость создания такой службы, которая бы работала со спасателями и пострадавшими.

Сейчас в Астраханской психологической службе МЧС работают четыре психолога. Они сопровождают аварийно-спасательные работы, будь то пожар, ДТП, обрушение или подтопление. Даже в такой обыденной на фоне вышеперечисленных ситуации, как прорыв теплотрассы, может возникнуть необходимость их помощи.

Ролан объяснил, почему он и его коллеги выезжают на такие мероприятия: люди, лишившиеся тепла, воды или света, крайне недовольны поломкой, что вполне естественно и понятно. Не имея другой альтернативы, они выплескивают свое недовольство на аварийную бригаду. А это никак не ускоряет процесс ремонта.

«В то же время специалисты бригады не могут бросить свою работу, потому что, во-первых, они ограничены временем для завершения ремонта, во-вторых, они сами также волнуются, потому что на них лежит ответственность перед населением, а в-третьих, не каждый способен выйти к недовольной толпе и спокойно поговорить с рассерженными жильцами», — рассказывает Ролан.

При этом психологи одновременно собирают и обобщают адресные жалобы и заявления жильцов, и это бывает важно, потому что такая информация помогает определить конкретные проблемы и часто именно ее не хватает для принятия правильных решений руководству оперативного штаба по ликвидации происшествия.

Истории, которые помнят все.

Астраханские психологи помогали пострадавшим и их семьям в чрезвычайных ситуациях, нарушавших привычную жизнь города в разные годы. Например, во время обрушения дома на улице Николая Островского. 

В те дни впервые психологическая служба МЧС совместно с психологами из социальных центров города несколько дней дежурила на месте трагедии. Даже после того как штаб свернули, психологи сопровождали пострадавших, в том числе при процедуре опознания погибших в морге.

А еще психологи МЧС работают с теми, кто готов покончить жизнь самоубийством. И случаев таких немало. Правда, Ролан говорит, что лучше всего в подобных случаях работать в тесном контакте с другими службами — бригадой психиатрической больницы, полицией и областными спасателями. 

Психиатрическая бригада хорошо знает свою специфику, участковые знают жильцов, а спасатели бок о бок с психологом, страхуя его, помогают ему в тот момент, когда человек готов прыгнуть с моста или сорваться с крыши.

Как правильно переживать горе.

Ролан рассказал о том, почему человеку, переживающему горе, лучше и важнее обратиться к психологу. Причина — не все близкие готовы понять, что каждый скорбит по-разному: кому-то нужно несколько дней, а кому-то годы. 

Другая причина — сильное чувство вины, которое бывает у по-настоящему близких к погибшему людей, обвиняющих себя в том, что не смогли предупредить беду вовремя. А еще случаются «отсроченные переживания», когда у человека, не выплакавшего до конца свое горе, происходит повторный стресс при встрече с похожей трагедией у других людей.

«Психолог — это тот человек, который не будет давать оценок, избежит типичных фраз и советов: «у всех так бывает», «все пройдет», «хватит плакать», «хватит скорбеть», которые любят давать окружающие, искренне не сочувствующие и не соболезнующие. 

Это определение подойдет не только к психологу МЧС, но и к другому психологу — школы, социального центра, больницы. Только у каждого из них своя сфера ответственности и деятельности», — говорит Ролан.

Позвоните близким.

Вернемся к тому первому выезду нашего героя в поселок Молодежный. Ролан справился с нахлынувшими на него от увиденного чувствами и включился в работу по оказанию психологической помощи людям, переживающим горе утраты.

«Когда у человека случается горе, психолог старается переключить его с утраты на важные насущные дела, помочь найти цель существования», — говорит Ролан.

После дежурства он, пропахший дымом и гарью, поехал за женой и дочкой в роддом. Ехал и думал, что даже психологам важно, чтобы в его жизни было что-то такое, что помогает после таких тяжелых случаев возвращаться к полноценной жизни.

«Когда психолог испытывает стресс на работе, он понимает, что и его данная трагедия зацепила за живое. В этой ситуации он рискует сам стать пострадавшим и перестать быть хорошим специалистом. Поэтому мои старшие коллеги советуют в таких сложных ситуациях отвлечься и позвонить домой, чтобы просто спросить как дела, услышать в трубке родной голос», — говорит Ролан.

Отличный совет. Думается, он подойдет не только для врачевателей душ человеческих, но и для всех нас.

Ольга ЛАЗАРЕВА
Фото: Пресс-служба МЧС
Источник - http://astravolga.ru/esli-v-krane-net-vody-zvonite-psixologu/

Комментариев нет:

Отправить комментарий