воскресенье, 1 января 2017 г.

Комплекс «НС-Психотест» в помощь авиационным психологам.

Корреспондент Военной газеты побывал в гостях у авиационных психологов 223-го центра авиационной медицины Вооружённых Сил Республики Беларусь. В декабре 2016 года отделу авиационной психологии центра, который возглавляет подполковник Алексей Исаев, исполнилось пять лет.


АВИАЦИОННЫЕ ПСИХОЛОГИ: ПОНЯТЬ ДУШУ ТЕХ, КТО В НЕБЕ.

Первый раз с авиационными психологами мне довелось столкнуться почти два года назад. Военные медики из числа военнослужащих 223‑го центра авиационной медицины тогда впервые отработали беспарашютное десантирование. Среди них был и авиационный психолог майор Алексей Исаев. К тому времени на счету офицера было уже несколько прыжков с парашютом.

— Зачем вам это? — поинтересовался я.

— Прежде всего чтобы понять те экстремальные состояния, которые возникают у человека в воздухе, — ответил мне тогда Алексей Исаев. — Важно понять душу тех, кто находится в небе. Ведь с земли все воспринимаешь по-другому.


На фото подполковник Алексей Исаев.

Что тут скажешь? Комментарии, как говорится, излишни.
С тех пор прошло два года. И вот раздался телефонный звонок:

— Это начальник отдела авиационной психологии подполковник Исаев. В декабре нашему уникальному подразделению исполнилось пять лет. Маленький юбилей. Своеобразный повод подвести некоторые итоги. К тому же недавно приобрели новое оборудование — есть что показать. Приезжайте!

Ну что ж, отправляюсь увидеть своими глазами работу авиационных психологов. Честно говоря, до этого совсем немного знал про эту довольно редкую для наших Вооруженных Сил специальность. И чтобы заполнить пробелы в знаниях, еду в 223‑й центр авиационной медицины.


— Готовы узнать, чем занимаются и чем живут люди нашей профессии? — спросил при встрече начальник отдела авиационной психологии подполковник Исаев. — Тогда для начала отправимся на авиационные тренажеры — там сейчас работают наши специалисты.

По пути узнаю о том, что авиационная психология зародилась практически с появлением военной авиации. Сейчас она изучает психологические закономерности профессиональной деятельности авиационных специалистов.

— Если сказать простым языком, то это область психологии, которая изучает особенности поведения человека при подготовке и выполнении полетов. Как он работает на авиационной технике, как ведет себя в экстремальных ситуациях… Но все же наша самая главная задача — это безопасность полетов. От того, в каком состоянии летчик поднимется в небо, во многом зависит человеческая жизнь, — поясняет подполковник Исаев.


— Объектом вашей деятельности являются летчики?

— Не только. Мы изучаем психологические особенности летчиков, штурманов, некоторых специалистов наземных авиационных служб. Кроме этого, участвуем в подборе летных экипажей, тесное сотрудничество налажено с нашим авиационным факультетом Военной академии.

…На авиационных тренажерах тем временем начинается отработка предстоящего полетного задания. За «штурвалом» — заместитель командира вертолетного отряда капитан Максим Безручёнок. Ему впервые придется работать под психологическим контролем.

Рядом с ним — старший офицер отдела авиационной психологии майор Валерий Сапожников. Работа в самом разгаре: от его ноутбука к летчику тянутся «линии» проводов с датчиками. Они на запястьях, голеностопах и голове.

Капитан Безручёнок в это время «оторвал» винтокрылую машину от взлетно-посадочной полосы. На экране ноутбука мелькают графики, диаграммы, таблицы. «Полет» продолжается около 20 минут.


— Психологическая подготовка — важнейшая составляющая подготовки летного состава, — рассказывает подполковник Алексей Исаев. — В данном случае мы использовали компьютерный комплекс для психофизиологического тестирования «НС-Психотест», это российская разработка. На данный момент у нас имеется две такие единицы — максимальной и базовой комплектации. Появился здесь комплекс в ноябре, сейчас проходит практическое испытание.

— А что сейчас происходило в кабине тренажера? — интересуюсь у офицера.

— Мы анализировали психофизиологические данные летчика. Как он работал при выполнении полетных заданий или в критической ситуации. По результатам тестирования авиационные психологи делают заключение о готовности летчика к выполнению полетов. Ведь пилоты в воздухе должны действовать хладнокровно, быть внимательными и собранными. Ответственность на них лежит огромная.


На фото: Авиационные психологи анализируют психофизиологическое состояние летчика в ходе работы на тренажере.

Как пояснил авиационный психолог, в составе тренажерного комплекса применяется специальное психофизиологическое оборудование для оценки функционального состояния летчика, уровня его нервно-психического напряжения во время выполнения полетного задания.

Как же все это работает? После того как летчик приходит на тренажер, на нем закрепляется периферийное оборудование. Это делается для того, чтобы оценить его биологические параметры и реакции в исходном состоянии. 


Затем эти показатели измеряются в ходе занятий на тренажере. Работа авиационных психологов осуществляется в тесном взаимодействии с инженерами тренажера, которые могут, например, изменять метеоусловия, создавать критические ситуации.

Задача авиационных психологов на данном этапе — измерить у летчика частоту дыхания, пульса, зафиксировать эмоциональную реакцию, которая возникает на какую-либо экстремальную ситуацию. И чем лучше подготовлен летчик, тем он раскованнее и свободнее чувствует себя в такие моменты.

После того как человек отработал на тренажере, его состояние снова измеряется. А впоследствии данные анализируются (насколько человек напрягался и утомился) и аккумулируются. На выходе у психологов получается так называемый индекс напряженности. Он показывает, сколько сил и энергии затратил летчик во время выполнения полетного задания.


— Профессия летчика относится к категории опасных. Эти люди, каждый раз поднимаясь в небо, рискуют. Скорость, перепады давления, изменения в центральной нервной системе… Напряжение там колоссальное. В организме происходит множество изменений. И это совершенно нормально. 

Как вы думаете, почему летчики в большинстве своем балагуры и весельчаки? Тут все просто. Смех — это нормальная реакция организма на стрессоген. Смех высвобождает наше тело от напряжения, — знакомит меня с секретами профессии подполковник Исаев.


На фото: авиационный психолог лейтенант Татьяна Кокина.

Как пояснил офицер, одно из главных предназначений авиационных психологов — продлить летное долголетие, максимально содействовать летчику в его профессиональной деятельности, своевременно среагировать на возникшую проблему. А для этого нужно знать, насколько человек устал, как отдыхал, как восстановился.

Стоит отметить и тот факт, что основной принцип работы психолога — «через себя». После получения нового комплекса «НС-Психотест» специалисты отдела авиационной психологии тестировали его несколько недель… на себе. Познавали нюансы его работы. Кстати, летчики вначале достаточно осторожно относились к новинкам технического прогресса. Сейчас уже ничего — привыкли.


— Данный компьютерный комплекс позволяет составить полный психофизиологический портрет летчика. С его помощью мы можем измерить ЭКГ, пульс, объем и частоту дыхания, получить другие объективные показатели психоэмоционального состояния летчика в нужный момент, — рассказал старший офицер отдела авиационной психологии майор Валерий Сапожников. — В ходе предполетного психологического контроля обращаем внимание на память, внимание, мышление, скорость реакции.

— Кроме работы на авиационных тренажерах, мы проводим психофизиологическое обследование летного состава в стационарных условиях, — добавил подполковник Алексей Исаев. — Это наше второе рабочее место. Периферийные устройства там несколько другие. Предлагаю воочию увидеть работу наших специалистов.


По дороге офицер продолжает знакомить меня с особенностями службы авиационных психологов. Структурно органы психологического сопровождения авиационной деятельности входят в состав медицинской службы ВВС и войск ПВО. Они состоят из отдела авиационной психологии и авиационных психологов медицинской службы авиационных частей.

Как отдельных специалистов авиационных психологов пять лет назад в наших Вооруженных Силах просто не существовало. По сути, приходилось начинать с чистого листа. Не было нормативно-правовой базы, не было литературы, подобных специалистов не готовили.

У истоков авиационной психологии стоял первый начальник отдела подполковник Алексей Анашечкин. Большую помощь на начальном этапе формирования отдела оказал доктор медицинских наук, профессор психологии летного труда, академик Российской академии образования генерал-майор медицинской службы в отставке Владимир Александрович Пономаренко.


— Это уникальный человек, легенда авиационной медицины! Он передавал нам литературу, делился своими наработками, консультировал. В Беларусь приезжал раза четыре. Мы с гордостью можем назвать Владимира Александровича нашим большим другом и наставником.

…Тем временем на рабочем месте старшего офицера отдела авиационной психологии лейтенанта Татьяны Кокиной идет напряженная работа. В числе испытуемых — старший лейтенант Сергей Никипорчик.

— Не помешали? — спрашиваю я.

— Нет. Летчики должны уметь работать в сложной обстановке и при наличии помех, не отвлекаясь от выполнения задачи, — уверена Татьяна Вячеславовна.

— Расскажите о возможностях данного комплекса…


— Аппаратные средства представлены здесь набором устройств, которые позволяют проводить комплексное обследование человека по различным параметрам. Например, данный зрительно-моторный анализатор позволяет определить, как вы реагируете на определенный цвет или изменение его частоты, — и лейтенант Татьяна Кокина показывает на устройство, чем-то напоминающее джойстик для игровой приставки.

Еще одним интересным прибором является клавиатура с таблицами для теста Шульте — Платонова. Работа на нем довольно проста. Съемные таблички, на них — поле из 25 цифр красного и черного цвета, расположенных хаотично. Задача — как можно быстрее отыскать цифры и нажать соответствующие клавиши в порядке возрастания или убывания. Компьютер определяет затраченное время и момент, когда произошел возможный сбой.


— А это самый любимый у летчиков «инструмент». Называется он координациомер. Они его в шутку именуют алкотестом, — Татьяна Кокина показывает на табличку, чем-то напоминающую автомобильный номер. Только вместо цифр и букв — канавки-дорожки, по которым нужно водить специальным щупом, не задевая боковые стенки. Слева направо и наоборот.

Отмечу, что компьютерный комплекс «НС-Психотест» имеет просто массу возможностей для психологического тестирования человека. Кроме того, он позволяет проводить тренировку памяти, внимания и мышления. Без сомнения, это незаменимый инструментарий для авиационных психологов.

— А что в планах на следующий год?

— В 2017 году планируем посетить все наши авиационные базы с целью комплексного психологического изучения летного состава, продолжим работу с авиационным факультетом академии. А в долгосрочной перспективе — открытие комнат психологической разгрузки в каждой авиационной части.

…Что тут скажешь? Остается пожелать авиационным психологам успехов в их непростой работе. Ведь во многом и от их труда зависит боеготовность наших ВВС.

Несмотря на все трудности, первые достижения психологи уже могут занести себе в актив. Да, их работу не всегда можно увидеть. Но она важная и ответственная. Ведь понять душу человека непросто. Тем более душу тех, чья служба связана с небом.

Подполковник Александр Политаев, «Ваяр», фото автора.

См. - http://vsr.mil.by/2016/12/27/aviacionnye-psixologi-ponyat-dushu-tex-kto-v-nebe/

Комментариев нет:

Отправить комментарий