четверг, 12 января 2017 г.

Психолог Черноморского флота Соната ПРЯДКО. Интервью в Киеве.

Коуч Соната Евгеньевна ПРЯДКО (Шудегова) успела поработать военным психологом на российском Черноморском флоте в Крыму, разорвать контракт и заняться проведением собственных тренингов, на которых учит быть лидерами как детей, так и взрослых. 

В марте 2014, выйдя замуж, уехала из Крыма в Стерлитамак (Башкирия). Спустя два года в декабре 2016 года приехала с рабочей поездкой в Киев. Интервью в сокращении. 


— C 2007 года ты работала военным психологом на российском Черноморском флоте в Крыму, а потом решила уйти с военной службы. И начала делать собственные тренинги. Почему? Что стало для тебя отправной точкой?

— Однажды, я очень хорошо помню тот случай, я показывала студентам свои фотографии, где я в форме. Эффектна, хороша, но среди них была одна фотография, где я с автоматом. И только тогда моё естество вдруг замерло, потому что мои студенты были из разных уголков Украины, а я тогда была военным человеком, служила на флоте, причём на российском.

Помню, что в тот момент вдруг поняла, что можно говорить о дружбе любых стран и народов, но об этом не может говорить военный человек. Если вдруг война, я возьму автомат и, как военнообязанная, буду обязана из него стрелять, потому что давала присягу, а я понимаю, что не смогу этого сделать. Здесь мои близкие, мои студенты, я сама их учила добру и миру.

Это был для меня такой мощнейший диссонанс. Даже, знаешь, не на уровне понимания, а на уровне чувствования. В тот момент решила, что должна определиться, кто я — человек в погонах или психолог-миротворец. И выбор был сделан. Я прервала контракт, что делают крайне редко.


— Родители у тебя ведь тоже военные. Как они отреагировали?

—У моего отца дед был разведчиком, отец сам служил на флоте, брат служит, только мама учитель русского языка и литературы, и то при этом она работала в военной школе. Целая династия, и я военный психолог. Всё здорово. А тут я решила уйти.

Это точно был разрыв шаблонов и бунт на семейном корабле. Мама сильно переживала за меня, для неё государственная служба — это престижно и, что самое важное, стабильно. Я реализовалась на гражданке, вышла замуж, всё получилось.

— Ты работаешь психологом уже 18 лет. Есть ли разница в проблемах у людей старой закалки и людей молодого поколения?

— Проблемы всё те же, единственное, если классифицировать, я бы сказала, что те люди, которые ко мне приходят в возрасте за 40–45 лет, разговор ведут больше не о трансформации, а об удержании стабильности. Молодёжь больше волнует вопросы о том, как получить внутреннюю свободу, найти свой путь и ветер перемен. 

А так, по большому счёту, темы, которые нас всех волнуют, это вопросы самореализации, или как найти себя в этом мире, извечная тема "мужчина – женщина", конфликт поколений "отцы и дети" и вопросы творчества, до сих пор люди настолько боятся творить, что им для этого нужно разрешение со стороны. 

Есть ещё вопросы бизнеса и команды и в последние годы эта тема стала усиливаться, потому что сейчас время команды, в одиночку уже не творят.


— Ты проводишь лидерские программы. Каким должен быть, по-твоему, современный лидер?

— Это человек, который не боится взять ответственность на себя там, где он находится. Например, когда мама ребёнка готова брать ответственность за то, что с ним происходит, а не перекладывает её на воспитателя или школьного учителя, обвиняя в том, что чего-то ребёнку недодали или недообъяснили. 

А у нас почему-то многие думают, что воспитание — это функция школы или садика. Нет. Родители — главные учителя. И когда мама ответственна за своего детёныша — она лидер. Если подытожить, то лидер — это человек, который не говорит "вы должны", а говорит "я должен".


— Зачастую общество воспринимает "я" как эгоизм.

— Я бы сказала, что это пережитки Советского Союза. Вспоминаем. Мы носили одинаковую одежду, ели одинаковую еду, у нас были одинаковые санки и, конечно, у меня бабушка с тоской вспоминает это время. Почему?

Потому что у всех всё одинаковое, не с чем и не с кем было сравнить, но мы-то точно понимаем, что способности, силы и энергия у всех разные. Если человек по своим возможностям может вырваться вперед и создать ещё больше ценностей, благ и любви, это здорово.

Конечно, "я" и мне плевать на вас", — это эгоизм, но если я беру ответственность за свою жизнь и настроение, это колоссально много для мира, потому что именно от меня зависит, что я понесу своим настроением тем людям, с которыми буду пересекаться в своей жизни. Вот, например, я могла бы сейчас облаять официантку, которая принесла салат, за то, что она не обратила внимания, что мы общаемся.

Или просто не заметить этого, а в завершение её поблагодарить. Отметив её сильные стороны, я смогу направить, повлиять и подсказать ей, что было бы наилучшим ее проявлением на рабочем месте.

Люди всегда лучше через похвалу понимают эти моменты, но если я в негативе или в расстроенном духе выхожу из дома, у меня не будет ресурса на все это, мне будет проще сказать: "Девушка, вы что не видите, что я звезда и даю интервью? Полдня готовилась, губы накрасила, а вы тут со своим салатом (смеётся)".


— Ты ведёшь и детские тренинги. В чём основные отличия в подготовке лидера из ребенка и взрослого?

— Взрослый боится свободы, а ребёнок приходит в этот мир свободным изначально. Ребёнок — исследователь. Мамы говорят, например, вот, не ешь эти волчьи ягоды, но, по-моему, каждый из нас попробовал какую-то не ту и поэкспериментировал, все ли со мной будет в порядке.

Дети не боятся свободы, пока родители им не обрежут крылья своими страхами. Со взрослыми труднее. Они не понимают, что им с этой свободой делать. Почему, например, очень многие вовлекаются в военную службу, и чем она опасна для ресурсных людей? Потому что за человека там всё придумали, ему говорят, куда бежать и что делать. 

И почему многие мужчины, уходя на пенсию в военной структуре, спиваются? Они не умеют больше ничего делать. И это самое страшное. Они не понимают, что им со своей свободой делать. 

Так же и люди, которые в 30 лет приходят ко мне на тренинг, я им рассказываю: ты автор, ты можешь творить всё, что пожелаешь. А он говорит: "А что я желаю? А что делать с этой свободой?" Нет этой свободы в картинке мира. И опять-таки, это всё пережиток Советского Союза. 

За людей думали, рассказывали, как отдыхать, как собираться компаниями. Неслучайно ведь "Иронию судьбы, или, С лёгким паром" показывают много лет. Нам создают определённый шаблон, который отупляет, подрезает крылья и не даёт нам возможности вкусить этот ветер перемен в полной мере.


— Ты сказала, что взрослые боятся свободы. Но не кажется ли тебе, что больше боятся того, что делать с той ответственностью, которая является началом свободы? Ты тоже через это проходила? Как перестать бояться ответственности?

—Слово "свобода" действительно сладкое, а ответственность прибивает, как будто каменной плитой. Думаешь: "Господи, что с этим всем делать?". И я для себя открыла искусство маленьких шагов. Ответственность начинается с того, насколько я ценю своё слово по отношению к себе. В мелочах.

Часто люди думают, что свобода и ответственность — это фундаментально, что это уровень государства, и нужно куда-то бежать, флагом махать, но подожди. Следующий этап — это твоя семья. Если ты не можешь создать отношения с ней, то куда ты дальше-то лезешь. Кстати, когда-то, интересуясь этой темой, я нашла интересные факты.

У славян давным-давно был такой подход. Если молодой человек женился, но остался жить под крышей своего отца, то не имел права голоса на народном собрании. Почему? Потому что если ты, дорогой, не взял на себя ответственность за своё маленькое государство под названием "семья", скажи, кому и что ты можешь советовать.

Ответственность всегда начинается с малого. Если человек курит, то бросает ли он на улице бычок на асфальт, или всё-таки он его донесёт до мусорки — это тоже вопрос ответственности. Ответственность и в том, чтобы воспитывать в детях трепетное отношение к окружающему миру, не потакать слабостям ребёнка.

Одна история меня буквально шокировала, когда я её услышала. Мужчина купил своим детям маленького крольчонка. И он рассказывает своему другу, как его дети в этот же вечер решили его искупать и утопили. И он другу говорит: "А что я им скажу?", и ржёт при этом. 

Вот для меня это колоссальная безответственность. Нужно было сесть и объяснить детям, остановить, что так нельзя. И для меня большой вопрос, что будет теперь с этими детьми.


— Если поднять тему лидерства на уровень страны, какие качества, по-твоему, должны быть проработаны у политика-лидера?

—Поскольку работа политика связана с заботой о людях, то, естественно, фундаментом должна быть любовь к людям. Если мы говорим об управлении государством, то это должен быть человек с железной волей и словом. Почему? Политик — как капитан на корабле. Если корабль выходит в море, а капитан такой рубаха-парень, у меня вопрос, будет ли порядок на корабле?


— Раз уж заговорили о политике, то как объяснить, с точки зрения коучинга, откуда берётся агрессия у политика? Обида на что-то?

—Если бы ко мне пришёл такой мужчина-политик, я бы ему задала прямой вопрос: "Тебя жена сегодня ночью любила?" Как бы это смешно ни звучало, в этом есть огромная глубина, потому что человек проявляет агрессию, когда недолюблен сам. 

Я когда-то прочитала в одной книжке про африканское племя, в котором, когда один человек начинал агрессировать, остальное племя собиралось вокруг него, зажимало его в плотное кольцо и начинало гладить, говорить добрые слова, потому что люди понимали, что, если человек агрессивен, ему сейчас плохо, значит, он перестал любить. 

И люди давали ему эту любовь, чтобы он просто вспомнил, что он ценен и важен. Когда человек агрессирует, я понимаю точно, что, скорее всего, у него не простроен тыл и нет надёжного фундамента.


— Ты приехала в Украину первый раз за 2 года, какие у тебя впечатления за эти несколько дней?

— Я не могу напиться тем, что вижу вокруг, и я даже не понимаю, как я повезу это состояние в Россию, потому что, конечно, люди там ожидают другой реакции. Ожидают, что скажу "Боже мой, как я здесь выжила, как я спаслась". 

А я понимаю, что мне здесь хорошо. Это мой дом. И когда все эти события происходили и меня спрашивали: "А ты что, не хочешь быть в России?" Я говорила, да простят меня россияне, что 23 года я жила при Украине, и мне было хорошо, у меня к ней нет никаких претензий. 

Вот честно. Я очень настороженно отношусь к людям, которые развелись и очень плохо говорят о своём партнёре, поэтому, когда я слышу разговоры "у нас было так, и мы страдали" — я не верю. Я считаю, что это ложь и лицемерие.


— Но, тем не менее, ты переехала в Башкирию…

— Я вышла замуж. И как жена декабриста поехала за ним, куда он скажет. У меня мама до сих пор спрашивает, как ты в Башкирии, ты же не привыкла к таким морозам, снегам, а я понимаю, что у меня в ценностях что-то другое, что неважно, мороз или жара, для меня главная ценность — семья. 

Но Вселенная имеет чувство юмора, я всегда об этом говорю, поэтому мой муж по мужской линии имеет всех родственников из Полтавы и у него украинская фамилия Прядко (смеётся).


— Ты помогаешь на тренингах пройти участникам темы, которые сама уже проработала. Что сейчас актуально для тебя самой?

— Если про философско-психологические вопросы, то это работа с близкими, с теми, кто подумал, что я уехала во вражескую страну. Отправляясь сюда, я буквально почувствовала крик от Вселенной "Ну покажи, что всё не так, как думают". 

У меня сейчас какое-то внутреннее ощущение информационного миротворца. Я сейчас всё впитываю, чтобы то тепло, которое присуще Украине, перевести туда, в заснеженную Башкирию, потому что у людей там ощущение, что это вообще другая планета. Хочется согреть.

... Если люди захотят поехать отдохнуть во Львов, например, который я просто обожаю, если они захотят поехать к морю в Одессу, если они захотят пройтись по Крещатику, когда цветут каштаны,— для меня это результат моей поездки. Потому что вы можете видеть по телевизору что угодно, но пока вы не понюхаете каштаны на Крещатике, вы не знаете ситуации в Украине...

Интервью: Екатерина Макаревич. 
Полная версияhttps://focus.ua/society/363151/


p.s. Я тоже жил на Украине. В Киеве, Харькове, Сумах, Севастополе. Но в отличии от Сонаты ПРЯДКО не могу утверждать, что там мне всегда было хорошо. И уж точно, это не мой дом. И нет никакого желания нюхать каштаны на Крещатике. Нанюхался уже.

Кстати, во Львове действительно есть где отдохнуть, и на что посмотреть. К, примеру, на факельное шествие в честь УПА и ШухевичаНу, а если вам не нравиться в Одессе (у сгоревшего дома Профсоюзов), можно "понюхать каштанов" в Киеве на марше бендеровцев.

В первой версии данной публикации я действительно хотел разместить видео из Львова и Киева с "ароматом" жареных каштанов, факелами, боем барабанов и криками: "Москаляку на гиляку", но из уважению к Черноморскому флоту передумал и размещаю видео с мастер-класса Сонаты ПРЯДКО: "Первый шаг к лидерству". 



Комментариев нет:

Отправить комментарий