воскресенье, 18 сентября 2016 г.

Знакомьтесь. Военный психолог лейтенант Алексей ГИЛЬДЕБРАНД.


Сегодня в Вооружённых Силах даже рядовой может стать офицером. Главное – захотеть, как, например, офицер по тестированию и военно- профессиональной ориентации пункта отбора на военную службу по контракту по Калининградской области лейтенант Андрей Гильдебрандт.

Своё первое офицерское звание он получил чуть больше месяца назад. А начинал Андрей военную службу на флоте обычным матросом. Родом он из Кемерово. Его отец – во еннослужащий. С семьёй он колесил по всей стране: Омск, Сургут, Красноярский край. В 1989 году Андрей оказался на Балтике, куда был переведён его отец. Здесь, на самом западе России, Гильдебрандты получили квартиру и решили остаться. 

В Вооружённые Силы Андрей призывался из Балтийска. Думал поступать в военное училище. Не получилось. Служба по призыву прошла в АБТС БФ, где был чертёжником. Занимался наглядной агитацией, чертил и рисовал. Вот тогда впервые и задумался, что хотел бы продолжить службу, получить офицерские погоны. 

После срочной службы заочно окончил Современную гуманитарную академию, получил профессию психолога. Пока учился, работал в частном охранном предприятии: выезжал по тревогам, охранял склады, территории, офисы. Потом его включили в группу быстрого реагирования, выдали оружие. Пришлось даже исполнять обязаннос ти оперативного дежурного, руководить оперативными группами. 

– Мне нравится общаться с людьми, помогать, давать советы, – отмечает новоиспечённый лейтенант. – Пока учился, думал, что психологи будут во стребованы. Но на самом деле оказалось всё не так просто. Начались экономические кризисы. Людей на производствах стали сокращать. В крупных компаниях, где были большие корпоративные службы, так же начались увольнения. Как психолог, я оказался никому не нужен. 

Получив диплом, начал искать, куда пойти работать. Сейчас занимаюсь, в принципе, своей работой, но уже на флоте. А путь к этому был длинный. Моя специальность психолога выработала у меня определённый взгляд на человека. Я рассматриваю своего собеседника как некий объект для изучения. Смотрю не только на внешний вид, но и на мимику, глаза, оцениваю, как он говорит, как себя ведёт, что из себя представляет. Затем составляю его психологический портрет. 

А. Гильдебрандт, оказавшись с дипломом на руках, но без работы, ходил по разным ведомствам и инстанциям в поиске работы, пока в военкомате ему не предложили службу по контракту. Он согласился. Отправили оператором на военный корабль. Через полгода стал техником, затем через какое -то время – старшиной команды на судне связи «Василий Татищев». Больше трёх лет был на этой должности. Параллельно исполнял обязанности нештатного психолога дивизиона. 

Вскоре молодому человеку предложили перейти в пункт набора на контрактную службу, который в то время только начал формироваться. Не отказался, перевёлся туда в 2013 году. И служит здесь до сих пор. Сегодня он офицер отдела профессиональной ориентации. 

– Сейчас народ активно идёт на контракт, – отмечает Андрей. – Этому способствует экономическая обстановка. На многих предприятиях прошли сокращения, и много молодых людей остались без работы. Они пришли к нам. Это не значит, что всех сразу же приняли на службу. Мы же прекрасно понимаем, что подлежат увольнению далеко не самые лучшие. 

В центре набора на контрактную службу есть ежегодный план. В этом году он составляет чуть больше 1300 человек. 

Через наш пункт отбора в год проходит около 2 тысяч человек, – продолжает Андрей. – Хотя регистрируется больше. Я тестирую не всех, а только тех, кто может быть отобран на контрактную службу. Существуют специальные критерии отбора. Неадекватные люди, которых мы на службу не возьмём, они ведь сразу видны. Личностей со слабой морально- психологической устойчивостью можно увидеть сразу. Во время проведения тестирования требования достаточно жёсткие. Ведь на флот мы всех подряд не берём. 

Работы в этом подразделении всегда хватает. На флоте нужны те, кто заинтересован в службе, кто состоялся в жизни. Найти их не всегда легко, поэтому нужно заниматься и агитационной работой. 

– Мне моя работа нравится, – говорит Андрей. – Она предполагает творческий подход. Сейчас у меня новое понимание своих обязанностей. С появлением звёзд на погонах у меня появилось и больше от ветственности. В основе профессионального роста лежит не только высшее образование, но и огромное желание достичь этого. Некоторые вещи для меня новые. Но любые изменения, которые меня ждут в работе, я встречаю с энтузиазмом, потому что люблю дело, которым занимаюсь. И уже не представляю себе жизни без флота. 

Материалы подготовил Юрий ДМИТРИЕВ. Фото автора

http://www.redstar.ru/images/files/regions2016/1609/160916-s-b.pdf

Комментариев нет:

Отправить комментарий