четверг, 3 декабря 2015 г.

Нина ГЕЖА лауреат Приза зрительских симпатий конкурса "Сила души"

Нина Сергеевна Гежа - психолог Центра управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по Оренбургской области стала лауреатом Приза зрительских симпатий V Всероссийского конкурса психологов силовых структур "Сила души".

27 ноября на территории Московского суворовского военного училища прошел V Всероссийский конкурс профессионального мастерства на звание лучшего психолога силовых структур «Сила души». 

Приза зрительских симпатий была удостоена Нина Гежа – психолог Центра управления в кризисных ситуациях Главного управления МЧС России по Оренбургской области. Организаторами конкурса выступили Российское психологическое общество и Общество психологов силовых структур.

- Для меня конкурс такого уровня был впервые, - поделилась впечатлениями Нина Гежа, - было интересно пообщаться и поделиться опытом со своими коллегами из других силовых ведомств. 

Выполняя задания конкурса, мы приобретали не только знания, но и опыт выступления перед большой публикой. Больше всего волнительно было то, что мы в этом конкурсе профессионального мастерства представляли свое министерство, и главная цель для нас было занять призовое место. Думаю, что мы справились с честью!


В конкурсе приняли участие специалисты МЧС России, Министерства обороны РФ, Федеральной службы судебных приставов и ОАО «Концерн Росэнергоатом» – восемь лучших психологов, которые заняли первые места в аналогичных ведомственных конкурсах.

Впервые за пятилетнюю историю соревнований все задания конкурса были тематическими - посвящены событиям и персоналиям времен Великой Отечественной войны.

Соревнования проходили в три этапа. Первый – «самопрезентация», подготовленная участниками заранее, а два других - практические задания, позволяющие оценить уровень профессионализма участников. Оценивали конкурсантов представители служб силовых ведомств и известные специалисты в области психологии.

А победителем конкурса была признана психолог Уральского филиала Центра экстренной психологической помощи МЧС России Яна ОВЧАРОВА.

Надо отметить, что в целом 2015 год для психологической службы Главного управления МЧС России по Оренбургской области был успешный и плодотворный. На всех ведомственных конкурсах МЧС России психологи подразделений Главного управления занимали призовые места и были удостоены наград различной степени.


В МЧС России Нина Гежа работает с 2012 года. В 2013 году она уже участвовала в конкурсе на звание «Лучший психолог МЧС России» и заняла 1 место в Приволжском Федеральном округе РФ. 

Психолог Центра управления в кризисных ситуациях постоянно взаимодействует с личным составом подразделений, проводит мероприятия по психологическому сопровождению деятельности. Это и индивидуальные консультации, и аппаратные методы психокоррекции, психореабилитации, лекционные занятия в рамках служебной подготовки.

Также она сопровождает личный состав при проведении аварийно-спасательных и других неотложных работ, проводит психологический отбор, подготовку, коррекцию и восстановление, помогает решать психологические проблемы, возникающие в связи с выполнением профессиональных обязанностей пожарных и спасателей.


- Нина, зачем в МЧС психологи и много ли вас?

- В Оренбургской области нас 6 человек, причем и в Бузулуке и в Орске и в Оренбурге, то есть в течение часа – двух мы можем доехать в любую точку региона. Причем мы нужны и пострадавшим и коллегам-спасателям, и расставить приоритеты здесь, наверное, нельзя. Конечно, когда возникает какая-то чрезвычайная ситуация, то, прежде всего, мы нужны пострадавшим или родственникам погибших.

Но между ЧС или после значительных происшествий наша помощь востребована коллегами. Раз в год все сотрудники, включая руководство управления, в обязательном порядке проходят мониторинговое обследование. А после тяжёлых происшествий, как это было, например, когда взрывались склады боеприпасов в Колтубановском, тогда ребята в буквальном смысле «ходили по минному полю», мы обязательно работаем со всеми, кто принимал участие в ликвидации ЧС.


- Нина, а с кем сложнее работать - с пострадавшими или с коллегами?

- Так просто на этот вопрос нельзя ответить. Мы нужны и тем, и другим, зачастую бывают сложные случаи и с пострадавшими, а иногда и коллеги-спасатели не хотят воспринимать свои же проблемы всерьёз.

Я вспоминаю свой первый выезд на серьёзное ДТП с погибшими. У мужчины погибла жена, он стоит около развороченной машины, смотрит невидящим взглядом, я попыталась подойти, начать с ним разговаривать, вижу, что делаю только хуже - не хочет он меня ни слышать, ни видеть. Тогда я нашла единственный возможный выход из этой ситуации - начала работать с друзьями этого мужчины, уже приехавшими на место происшествия и через них как-то пыталась помочь человеку выйти из шокового состояния.

Моя задача - оказать срочную помощь здесь и сейчас, это потом с ними будут работать другие психологи, а возможно, профессиональная помощь и не понадобится, если мы правильно и грамотно разберёмся в ситуации здесь, прямо на месте происшествия.

Легче всего на месте происшествия работать с детьми, они сразу откликаются на твоё желание помочь, зато потом дети тяжелее взрослых переносят уже отдалённые последствия катастрофы.

А что касается коллег, то иногда ребята просто приходят в кабинет посидеть в тишине, просто поговорить ни о чём, а иногда обращаются и с признаками, так называемого, «синдрома выгорания», когда они перестают видеть смысл в своей работе.


- Насколько ваши коллеги готовы оказывать вам содействие? Не бурчат ли они по поводу того, что только вас тут не хватает?

- Мы своей работой уже доказали, что небесполезны, конечно, в самом начале было такое: зачем вы нам нужны? Болтаетесь тут под ногами. Но сейчас уже давно такого нет. Были случаи, когда ребята сами к нам обращались за помощью. Как-то на половодье в Тоцком пару лет тому назад, бабушки и дедушки не хотели покидать дома, а ребята не будут же их насильно эвакуировать, вот и пришлось нам их уговаривать, все получилось, слава богу.

- Психолог - советчик? Путеводитель?

- Психолог - не советчик, психолог - всё-таки больше путеводитель, он никогда не должен советовать сделать то-то и то-то, он должен добиться того, чтобы человек сам решил, что для него важно в данный момент, что именно нужно делать здесь и сейчас, завтра, послезавтра. Но завтра и послезавтра - это работа не психолога МЧС, мы как раз отвечаем за «здесь и сейчас».

Работа спасателя связана с очень большой нагрузкой и моральной и физической, поэтому часто они приходят к нам просто опустошенные, им нужно посидеть в тишине, им нужно сделать так, чтобы не нести все, что увидели или испытали на работе домой.

Мы очень скрупулезно относимся к профессиональному отбору. Часто наши вопросы уже на первом этапе звучат так: «А вот представь, ты женишься, и твоя жена скажет: либо я, либо МЧС. Как ты поступишь?». Пусть они сразу сделают все возможные выводы, чем потеряют потом время, веру в себя, в профессию. 


А вообще спасателем может быть лишь человек, любящий людей. Одним из неблагоприятных признаков является эмоциональная глухота, когда человек перестает сочувствовать людям. Пока ещё таких крайних проявлений в моей работе не было. Кроме того, мы же работаем со всеми, в том числе и, например, с начальниками караулов, которых мы учим вовремя рассмотреть эти неблагоприятные явления в своих подчинённых. И именно они зачастую приходят к психологу и говорят: «А вот у него такая-то проблема. Посмотрите на него повнимательнее. Что делать? Как помочь?».

- Почему бы вам не работать тихо и спокойно частнопрактикующим психологом?

- Нет, пока не хочу я менять эту работу ни на какую другую. Здесь нет рутины, здесь всегда что-то меняется, всегда те люди, с которыми я общаюсь, раскрываются по-новому. Мне здесь интересно! И я здесь нужна!


1 комментарий:

  1. Всего вам самого лучшего в вашей работе,Нина!!!!!

    ОтветитьУдалить