пятница, 10 октября 2014 г.

Донбасский посттравматический синдром (синдром АТО): бойцы спят днём, чтоб не видеть ночью танки "сепаратистов"

Врачи бьют тревогу: половине украинских солдат, вернувшихся с Донбасса из зоны АТО (неофициально - до 80%), нужна госпитализация.


Я, недавно, писал об истории с бойцами 51 ОМБР. Бойцы после Иловайского котла обратились к властям с просьбой о помощи. Украинские воины писали о том, что им нужна ротатация, они истощены морально и физически, не могут выполнять никаких задач. Кроме того писалось следующее: "под большим вопросом эффективность беседы психолога с людьми, которые пережили эти события, здесь нужен длительный реабилитационный курс." 

Слова про психологов и реабилитационный курс показались мне, скажем так - забавными. Потому как, я, никогда, не слышал, например, чтобы ополченцы требовали психолога или реабилитационный курс. Но когда я стал вникать в тему, то, понял что ничего смешного здесь нет. В укроСМИ полно информации на тему синдрома АТО, который называют еще Восточным или Донбасским.

"Комсомольская правда в Украине" пишет 
"Синдром АТО: спят днем, чтобы не видеть ночью танков"

В августе, когда объявили третью волну мобилизации и частичную ротацию, сотни армейцев стали заполнять пустовавшие ранее отделения психиатрии в госпиталях. Они воевали в Донбассе полгода и принесли это состояние с собой. Врачи бьют тревогу: половине солдат, вернувшихся из зоны АТО (неофициально - до 80%), нужна госпитализация.

"ПАЦАНЫ ЗАБЫВАЮТСЯ, ТОЛЬКО КОГДА НАПЬЮТСЯ"

Клиника психиатрии находится в глубине территории Главного военного госпиталя. От одинаковых желтых корпусов ее отличают массивные решетки на окнах. На лавочках перед входом полушепотом переговариваются пациенты и их родственники. Солдаты почти не улыбаются, головы опущены. Зато в одежде преобладают яркие цвета, которые стали носить после войны. Это один из способов почувствовать себя живыми

На одной из лавочек одиноко сидит мужчина лет 45. В дрожащих пальцах дымится сигарета. Подхожу, представляюсь, спрашиваю о самочувствии. Собеседник называет себя: Дмитрий. Говорит тихо и очень медленно, будто с трудом. Дмитрий попал в больницу с подозрением на инсульт в первый же день отпуска. Это результат стресса, полученного в зоне АТО. Врачи определили в психиатрию.

- Мужики моего возраста еще как-то держатся, жизненный опыт помогает. Сложнее всего пацанам - они забываются, только когда напьются, - вздыхает Дмитрий. - Один из-за ночных кошмаров только днем спать может, а ночью, только глаза закроет, ему танки мерещатся. Мы дремлем, а он ходит по палате, как привидение. Другой по результатам анализов здоров как бык, а никто к нему прикоснуться не может: орет, будто сумасшедший, говорит, больно…

Дмитрий снова закуривает, давая понять, что разговор окончен. Замечаю ребят-волонтеров, которые огораживают задний двор клиники психиатрии забором-сеткой. Это странно - по всей территории больные ходят абсолютно свободно, пребывание в клинике добровольное.

- Мы решили построить забор потому, что хотим, чтобы люди лечились. Многие из них, как только выйдут на улицу, сразу бегут за территорию - купить бутылочку "конфет", - объясняет главврач клиники Олег Друзь. - Пусть лучше тут, за оградкой, гуляют. Мы клумбу еще разобьем, теннисные столы поставим. Алкоголизм - не единственная, но очень распространенная проблема у вчерашних бойцов. Кроме этого, они страдают бессонницей, паническими атаками, повышенной чувствительностью.

"ЖИЗНЬ ПОД "ГРАДАМИ"

С еще одним пациентом стационара клиники психиатрии - 33-летним Виталием - мы общались по рекомендации главврача. Бывший зенитчик 72-й бригады - один из немногих больных, которые могут говорить о войне с посторонними. С виду - обычный мужчина, правда, при разговоре немного заикается, подергиваются мышцы лица, дрожат руки.

- Я из села Ревне, что под Борисполем, - рассказывает Виталий. - Вместе с третьим батальоном 72-й месяц стоял под Амвросиевкой. 14 июля нас обстреляли из "Градов", были убитые, раненые. Один снаряд попал прямо в палатку, там была 8-я рота, сгорело человека три, еще троих разорвало, много тяжело раненных было. Просили для них вертолеты, так не дали, сказали - нет топлива. Те ребята потом до утра умерли… А командир на "вертушке" летал каждый вечер и утром возвращался.

По словам Виталия, бойцы передали в штаб АТО, что их обстреливают, и попросили разрешение сменить дислокацию.

- В штабе сказали - оставаться на местах. На следующий день все уже ждали обстрела, прятались в блиндажи, и все равно, когда начали стрелять "Грады", было несколько тяжело раненных. Потом мы поехали в Солнцево и написали рапорта на отпуск, - вздыхает Виталий. - Воевать, если честно, больше не хотелось.

Вернувшись, наш собеседник прошел обследование и по результатам попал на стационар в клинику.
- Хотелось бы забыть это все, но не получается. Обида давит, страх. У многих ребят сейчас так, - говорит боец.

"ДЕСАНТНИК, БОЯЩИЙСЯ ВЫСОТЫ"

Один из тяжелых пациентов клиники - киевлянин Александр - до службы в АТО воевал в Афганистане, работал в нескольких силовых структурах. С таким опытом его сразу взяли в снайперы, а вот взял - и сломался.

- Саша всегда был спокойным и уравновешенным человеком, - рассказывает близкий друг Александра, волонтер ­72-й бригады Андрей Ганопольский. - Его ничто не могло вывести из себя. А теперь мы его с трудом узнаем.

Александр своим поведением настолько шокировал жену, что она вызвала скорую в тот же день, когда он вернулся домой. Вот уже месяц мужчина находится в клинике. Из-за полученного стресса у него отнялась правая рука.

- Саша ни с кем не разговаривает, держится отстраненно, чуть что - начинает кричать, - вздыхает Ганопольский. - Иногда сидим, общаемся, слышим какой-то шум, ну, например, машина заводится. Казалось бы, ерунда, а Саша съеживается весь, отворачивается, только слезы текут. Врачи говорят, ему этот шум танки напоминает и как его товарищи под ними гибли…

- Для многих участников АТО невыносимым становится даже поход в кино или магазин, - объясняет Друзь. - Разобьется в кинотеатре бутылка пива - солдат падает, автоматически откатываясь в "безопасное место". Лопнет у ребенка воздушный шарик - он шарахается, закрывая голову руками. Человек, работавший таксистом, отказывается водить машину - дорожный трафик вместе с гулом выносить не может.

Видео, в нем показано, как боец нацгвардии, вернувший с Востока, в Киеве вытащил пистолет и наставил его на милиционера:



Вот что пишут "ВЕСТИ" в Украинских военных подкосил восточный синдром.

Для офицера одной из бригад ВДВ Евгения (имя изменено) война на востоке не первая. До этого он, кадровый военный, служил по контракту сразу в нескольких горячих точках. «Но только эта война настолько сильно его подкосила. Говорит: раньше, мол, это по службе было, а сейчас - за свое, родное», - рассказывает нам его супруга Елена.

Женщина уверяет: после полученного в бою под Донецком ранения Евгений две недели лечился в Харьковском военном госпитале, потом пошел на поправку, вернулся домой в Запорожскую область, а после начался ад. «Он никогда не был неженкой - часто бывал груб. Но тут его будто подменили: вскипает из-за мелочей, постоянно повышает голос... Стал агрессивный к людям, особенно к незнакомым мужчинам», - признается Елена.

Супруга военного уверена: причина таких изменений в мужчине - стресс, пережитый в тревожной зоне. «Он плохо спит. Говорит, что ему снятся взрывы, да такие громкие, что от них просыпается. Сначала, я ругалась с ним, но как-то мы разоткровенничались и муж сказал мне: «Ленка, там даже самый здоровый двинется. Я всю жизнь буду помнить, как мы ехали на «броне» с Толиком, через секунду в нас попал снаряд, мы разлетелись, а потом поворачиваюсь: у Толика ног нет, а он еще разговаривает». 

Я в шоке от услышанного, отойти не могу, а он пережил это. Скоро пойдем к психологу, муж противился, но теперь и сам хочет нормально жить», - говорит Елена.

Не всем бойцам посчастливилось обойтись консультацией психолога. Некоторые ребята, вернувшиеся с АТО, сейчас проходят реабилитацию в специализированных клиниках. Туда их отправляют родители - верят, что сыновей удастся вернуть в норму. 

«У моего сына - самоистязание. Когда он был на войне, в их машину попал снаряд и так вышло, что выжил только он. Сына доставили в госпиталь, где заметили, что у него навязчивая идея - вредить себе: то лицо расцарапает, то ударит себя. Это происходит спонтанно, и в такие моменты его трудно контролировать. Говорит, что ненавидит себя за то, что он, холостой и без детей, выжил, а остальные - с женами и семьями - погибли. После выписки из госпиталя мы определили его в спецклинику. Врачи уверяют, что сын поправится», - поделилась с нами жительница Николаева Наталья.

В Чернигове создали первую добровольческую мобильную бригаду военных психологов. Сюжет ТСН, в котором говорят, что каждый четвертый солдат, вернувшийся с фронта, страдает поствоенным синдромом и возвращать назад на фронт их нельзя:



Недавно в новостях, прошла информация, о самоубийстве бойца 51 ОМБР. Причиной послужил тот, же синдром АТО. Та же "Комсомольская правда в Украине" пишет "Боец 51-й бригады убил себя из-за страха вернуться на войну"

Выйдя живым из "Иловайского котла", 27-летний отец двоих детей повесился в госпитале. Причиной самоубийства Ивана Трычука, которого нашли повешенным в Луцком военном госпитале, психолог больницы Елена Зверева называет возбуждение сознания, которое является следствием пережитого стресса.

- Знаете, сколько у нас здесь таких в госпитале. Парни чувствуют себя преданными, униженными, уничтоженными морально. Кадровые военные выносят все более стойко, уходя в армию, они сделали сознательный выбор. А мобилизованные, оказавшись у нас в городе, ходят и оглядываются, как инопланетяне. 

Рассказывают, как на их глазах гибли товарищи, как собирали людей без голов, как грузили в гробы куски человеческих тел – так, чтобы набралось 60 килограмм. По мнению психолога, бойцам необходим отпуск хотя бы раз в полтора месяца, чтобы восстановить психику. А Иван и многие его товарищи не имели передышки около полугода.

Ивана призвали в армию в марте с первой волной мобилизации. Определили в 51-ю Владимир-Волынскую бригаду, бойцы которой были во всех горячих точках АТО, в том числе, и в "Иловайском котле". Когда противник стал расстреливать украинских военных, которые выходили из окружения по договоренному "зеленому коридору", Ивану повело остаться живым. Но пережитое оказалось слишком большой тяжестью.

В родном для Трычука городке Ратно (Волынская область) говорят, что Иван вернулся недели две тому назад подавленным, жаловался на плохое самочувствие, недомогание. Но никто не мог подумать, что дело настолько серьезно. Думали, отдохнет, отъестся, пообщается с родными – и все пройдет. Но вдруг во время прогулки в лес с женой молодой мужчина упал в обморок. Врачи приняли решение о госпитализации в неврологическое отделение госпиталя.

В милиции говорят, что Иван как и многие пациенты с посттравматическим синдромом пытался лечиться водкой. За нарушение режима его выписали досрочно. Возможно, это стало последней каплей. Он повесился на пожарное лестнице в ночь перед утром, когда должен был покинуть больницу.

Еще рассказывают, что Иван очень боялся, что его опять отправят воевать. Психологи говорят, что это посттравматический синдром, который уже назвали "синдромом АТО". Ивана Трычука похоронили в Ратно 25 сентября. Сиротами остались жена и двое маленьких дочек.

Из-за синдрома АТО, помимо волны самоубийств, в стране может нарасти волна криминала. В истощенном войной обществе не все смогут реализовать себя в мирных занятиях. А человеку, который уже научился убивать, легче, чем кому другому, будет отправиться на разбой. Мы знаем, что многих "афганцев", оказавшихся не у дел, втягивали в себя бандитские группировки.

Сюжет Першего Национального о том как бойцы АТО лечатся у психиатров:



Видео с названием: "Пьяный ветеран АТО. "Я за тебя воевал", "Глотку рвал".


http://infoodessa.com/index.php/entry/sindrom-ato-bojtsy-zabyvayutsya-tolko-kogda-napyutsya.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий