среда, 29 октября 2014 г.

Минобороны Украины создаёт психологическую службу

23 октября в 14.00 состоялся брифинг с участием представителей социально-психологического центра Вооруженных Сил Украины, Научно-исследовательского центра гуманитарных проблем Вооруженных Сил Украины и волонтеров на тему: “Психологическая подготовка и реабилитация военнослужащих Вооруженных Сил Украины, задействованных в проведении антитеррористической операции (АТО)”.


В Вооруженных Силах Украины проходят мероприятия по формированию полноценной психологической службы, которая будет заниматься соответствующей подготовкой и реабилитацией военнослужащих, задействованных в проведении АТО. Об этом на брифинге в Укринформе сообщил начальник Социально-психологического центра ВСУ полковник Сергей Грилюк.

"Ныне мы проводим мероприятия по созданию Психологической службы Вооруженных Сил Украины, ранее были приняты соответствующие решения", - сказал он.

По словам офицера, новая служба создается на основе  офицеров-психологов и офицеров по работе с личным составом, которые в настоящий момент уже получили соответствующий опыт этой работы в АТО.

Кроме того, учитывая нехватку соответствующих кадров и большой объем работы, будут привлекаться гражданские психологи-волонтеры, которые сейчас также на добровольных началах присоединились к предоставлению помощи бойцам АТО.

"Предполагается, что в воинских частях кроме военного психолога части еще будет гражданский психолог. И, скорее всего, что ряды этих психологов пополнят помогающие нам сейчас психологи-волонтеры", - сообщил С.Грилюк.

Психологическая служба будет иметь многоуровневую структуру и охватывать все регионы Украины. Если на сегодняшний день ежедневно работает около 11-12 групп психологического обеспечения в разных регионах (из них 2 группы непосредственно в АТО), то после формирования новой структуры будет уже около 24 групп, и это лишь силами ВСУ. С подключением волонтеров, этих групп станет еще больше.

Так, начальник социально-психологического центра ВСУ сообщил, что теперь к проведению мероприятий по психологическому восстановлению личного состава, работы с семьями погибших военнослужащих и ранеными привлечено общественное объединение "Ассоциация специалистов преодоления кризисных состояний", которое работает в 19 областях Украины.

Пока же система эффективного психологического обеспечения, формирование которой началось с начала проведения АТО, имеет трехступенчатую структуру. Группы психологического обеспечения направляются, после выявления соответствующей потребности, в необходимые подразделения и части.

После 4-6 дней принимается решение по их возвращению или оставлению для последующей работы. Деятельность осуществляется как на переднем крае (блок-посты), так и в базовых лагерях и в пунктах восстановления (местах постоянной дислокации, соответствующих учебных полигонах).

Больше всего проблем, по словам С.Грилюка, возникает с военнослужащими, призванными по мобилизации. При этом, более подготовленными в психологическом плане являются те, кто проходил срочную и контрактную военную службу.

"Я не могу сказать, что у нас будет "афганский синдром", но у нас, скорее всего, будет "донбасский синдром". Нам приходится фактически перестраивать сознание бойцов, ведь они и представить не могли, что придется бороться со своими же соседями. Но это восприятие останется уже и у грядущих поколений. Именно поэтому это и есть "донбасский синдром", - подчеркнул начальник социально-психологического центра Вооруженных Сил Украины.

Видео с пресс-конференции:



Продолжение темы.

«Собаки жевали руки и ноги трупов, как забыть увиденное? Я не живу, я существую...» — украинские военные не могут вернуться к нормальной жизни.

Украинские военные, вернувшиеся с войны на Донбассе, получают сложные психологические травмы, с которыми им сложно ужиться на мирной территории.

Об этом в своем материале для Mashable пишет журналист Кристофер Миллер. Он поговорил с несколькими ветеранами, которые вернулись из зоны боевых действий на Донбассе. Украинские солдаты вспоминают ужасные вещи, с которыми им теперь приходится жить. Кроме того, они сталкиваются с тем, что общество не готово принимать ветеранов войны.

«Вы спросили, как я себе чувствую? Я чувствую себя ужасно. Я не живу, я существую. Это похоже на бред при высокой температуре. Я не могу назвать свое состояние жизнью», — рассказывает вернувшийся с Донбасса 35-летний киевлянин Сергей Ятченко, воевавший в 25-м батальоне территориальной обороны «Киевская Русь».

Сергей рассказывает, что домой было возвращаться очень сложно. «Украинское общество не готово к ветеранам войны. Я повидал много ужасного на фронте, но дома я столкнулся с еще более жесткими вещами», — отмечает он.

Как поясняет психолог и специалист по работе с психотравмами Валентина Нейкова-Мохова, таких военных, как Сергей, много. Она отмечает, что многие ветераны, возвращаясь домой, сталкиваются со сложностью выполнения самых элементарных бытовых задач.

По ее словам, военным приходится прикладывать немало усилий, чтобы снова интегрироваться в гражданскую жизнь. Но многим это не под силу, потому они могут зависнуть в постоянном состоянии тревоги или депрессии, стать зависимыми от наркотиков или алкоголя.

«Ночные кошмары — это самое ужасное», — рассказывает солдат Славик, который оправляется в военном госпитале Днепропетровска после огнестрельного ранения. Он рассказывает, что как-то проснулся посреди ночи в бреду с мыслями, что его сосед по палате — боевик. «Я был готов убить его. Медсестра нашла меня разговаривающего сам с собой. Я стоял над спящим солдатом с ножом в руке. Слава Богу, она была там», — рассказывает Славик.

Еще один ветеран Сергей по кличке «Волк», который сейчас лечится в центральной больнице Артемовска, признает, что нуждается в психологической помощи. Но не знает, где ее получить. «Дайте мне бутылку водки, и я буду в порядке» — говорит Волк. Пьет он, по его словам, чтобы блокировать воспоминания о кошмарах, которые он видел во время сражений. Все они и сейчас живут в его голове.

«Собаки рычали, жуя руки и ноги трупов [в Дебальцево]. Как  я теперь могу забыть увиденное?» — вспоминает Сергей «Волк». Однако, как поясняет Валентина Нейкова-Мохова, несмотря на такие тревожные поведения, солдаты часто отказываются от помощи психологов.

«Мы пытаемся объяснить солдатам, как им стоит действовать после возвращения с фронта. Но даже 1000 психологов не сможет помочь солдату, если он сам не захочет себе помочь», — говорит она, уповая, что в будущем удастся выработать программы, помогающие солдатам вернуться к нормальной жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий