среда, 28 декабря 2016 г.

С родственниками погибших в катастрофе ТУ-154 работают психологи.

Психологи МЧС России и Министерства обороны оказывают помощь родственникам погибших при крушении самолета Ту-154 над Черным морем.


«Родственникам погибших сейчас требуется психологическая помощь. Специалисты МЧС России и Минобороны работают с каждой семьей, которая прибывает на процедуру опознания. Каждый по-разному реагирует на эту трагедию, так как в каждой семье своя особенная ситуация. Мы стараемся учитывать эти особенности, которые могут быть очень важны для людей в этот, самый страшный момент их жизни», - рассказала директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России Юлия Шойгу. 

Она пояснила, что люди сейчас остро переживают состояние горя от потери близких, очень внезапной и неожиданной потери.

Сразу после катастрофы самолета была налажена совместная работа специалистов психологических служб МЧС России и Минобороны, организована «горячая линия» для близких и родственников, создан штаб по социальным вопросам, а также проводятся мероприятия судебно-медицинской экспертизы, связанные с процедурой опознания.

«Специалисты МЧС России основной упор в своей работе делают на оказание помощи родственникам погибших при проведении процедуры опознания. Они прибывают небольшими группами. При необходимости психологи сопровождают семьи, проживающие в других регионах», - добавила Юлия Шойгу.

Всего психологи МЧС России оказали помощь в более 200 случаев обращений, почти в 60 случаях была оказана индивидуальная помощь. Но, как отмечают специалисты, психологическая поддержка нужна не только родственникам, но и друзьям, коллегам, сослуживцам погибших, и даже тем, кто не был знаком ни с кем из пассажиров Ту-154, так как эту трагедию очень многие восприняли как личную утрату.


Кабинет психологов на верхнем этаже аэропорта Адлер напоминает школьный класс — письменные столы в ряд. По столам разложены блокноты со слоганом Олимпиады-2014 "gateway to future" — ворота в будущее. В «мирное время» здесь проводятся лекции и занятия для персонала аэропорта.

Сейчас за прозрачной ширмой сидят сотрудники МЧС в двухцветных красно-серых куртках, тут же — военные психологи. Невысокая женщина в камуфляже наливает девушке стакан воды. Девушка замотана в платок, держится за его края и, кажется, боится отпустить ткань. Психолог держит стакан рядом.

— Я не знаю, тут Леша или нет, — доносится из коридора. — Я не знаю. Они нашли кого-то. И фрагменты. Не самолета фрагменты, ты не поняла. Надо ДНК.


Мужчина в сером свитере размеренно диктует номера телефонов родных. Его зовут Юрий. Брат его жены — солист хора Александрова 25-летний Михаил Васин и его девушка — 22-летняя балерина Ралина Гильманова — летели на одном самолете. После возвращения из Сирии они собирались пожениться и уже сообщили родителям.

Родители на встречу с Минобороны не попали. Собираются лететь в Сочи, «к этому морю». Юрий выясняет, будут ли их кормить в санатории или надо купить еды, когда будет допрос в качестве потерпевших, выдадут ли на руки справку. 

Он выясняет новые и новые подробности, переминается с ноги на ногу, растирает руки, хватается за телефон. Психологи мягко отвечают, делают уточняющие звонки, переписывают номера телефонов на бумажку.


— Мама Ралины в Казани, у нее сил нет ни на что. У них у всех главный вопрос — как? — наконец выдыхает Юрий. — Почему? Можете сказать?

— Погибли — все, — говорит женщина в камуфляже. — Никто ничего пока не знает. Расплывчато все.

— Поиск тел — 10 квадратных километров. Если не найдут... Морская вода. Я думаю, может быть, лучше, чтоб Мишу не нашли. Он останется как бы... Ушел — молодым, с улыбкой.

— Лучше, чтоб нашли, — веско говорит женщина. — Иначе будет казаться. Что-то, как-то. Поверьте мне. Тело — это тоже важно.

См. подробнейhttps://www.novayagazeta.ru/articles/2016/12/26/71028


В столичном судебно-медицинском морге в Царицыно началась процедура опознания погибших при крушении Ту-154 над Черным морем. В идентификации жертв трагедии принимает участие в том числе и 111-й Центр судебно-криминалистической экспертизы Министерства обороны России.

Тарный проезд, дом 3 — адрес, который за последние годы, пронизанные трагедиями, журналисты выучили наизусть. На самом деле — это тупик. Дорога упирается в серое здание, судебно-медицинский морг №1. Сюда утром прибыл кортеж из машин с тонированными стеклами, который доставил тела и останки погибших в авиакатастрофе Ту - 154.

К 11 утра к моргу стали приезжать родственники погибших. Женщина в черном, тяжело спускаясь со ступенек «Газели», прикладывает к лицу ватный тампон. В воздухе пахнет нашатырем.

- Мама, его больше нет, это надо принять, - доносится обрывок разговора.

Оттягивая поход к моргу, женщина долго поправляет платок. Впереди — самое страшное, что может произойти — опознание погибшего сына.

Около морга стоят машины из Брянской, Тверской областей. В ансамбле имени Александрова было много талантливых артистов из глубинки.

- У сына был золотой голос, что он ему дал? - тихо говорит пожилая женщина. - Был бы он лучше простым слесарем.

Здание морга оцеплено тройным кордоном охраны. Каждой семье, чей близкий погиб в катастрофе, назначено время на опознание. Психологи в военной форме предлагают свою помощь на подступах к зданию.

На опознание приезжают по 7 — 8 человек.

- Я уговаривал жену остаться дома, она ни в какую, говорит: «Хочу сама увидеть и убедиться, что это наш сын». Уверена, что ей сердце подскажет, - произносит грузный мужчина, опирающийся на костыль.

Родственники погибших рассказывают, что их попросили вспомнить и описать все татуировки, шрамы и следы от операций на теле близких.

- У сына была крохотная татуировка на руке еще со времен службы в армии. Всего одна буква. Как думаете, это поможет опознать сына? Говорят, там найдены в основном фрагменты тел, - переживает чья-то мать.

Родственники погибших в авиакатастрофе научились отличать «своих» от «чужих». Те, кто идет к моргу с гвоздиками - «чужие». Им не придется опознавать близкого человека, он умер с именем и фамилией, и они идут его хоронить.

У лаборатории всех входящих встречает большая бригада психологов и врачей. К каждой семье погибшего прикрепляется несколько сотрудников, которые помогают им оформить необходимые документы и сопровождают их на процедуре опознания.

- Нас предупредили, что пока лишь небольшая вероятность, что мы найдем своего папу, - говорит девушка, пытающаяся согреть озябшие руки. - Сегодня у нас будут брать образцы, чтобы потом провести работы по анализу ДНК.

Мужчина у окна поднимает до самых глаз шарф, намотанный на шею, будто старается отгородиться от мира...

- Нашли конструкцию, по очертаниям напоминающую фюзеляж Ту-154, - громко говорит мужчина, закончив разговаривать по телефону. К нему тут же устремляются другие родственники погибших.

Ранее прошла информация, что в крупном фрагменте фюзеляжа могут находиться большинство тел погибших.

- Говорят, что часть тел отнесло течением в Абхазию, - тихо роняет мужчина в каракулевой шапке, и, кажется не замечает, насколько крепко сжимает в руке кожаную папку, которая буквально трещит.

- Я все время успокаивала себя, что во время катастрофы все произошло мгновенно. Что они не успели понять, что вот-вот погибнут. Страшно подумать о последних минутах их жизни...

Рядом со мной переговариваются две пожилые женщины:

- Муж говорил, через три дня вернется. Просил к его приезду сварить холодец. А сегодня я эти рульки выбросила. Не смогу ничего из них варить.

Ее соседка шепчет, оглядывая коридор: «Вот оно — чистилище. Знал бы он, через что мне придется пройти».

«Оттуда» возвращаются уже другими. Идут медленно, с пустыми глазами, на подгибающихся ногах.

- Где тут ближайшая церковь? - обращается женщина к психологу. - Хочу помолиться, поговорить с сыном...

Ей сразу несколько человек указывают на Храм иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Один из военных тут же вызывается довести ее до церкви.

Специалисты прогнозируют, что процедура опознания продлится еще как минимум неделю. А чтобы провести полную генетическую экспертизу, потребуется месяц.

См. подробней - Родные опознали жертв катастрофы Ту-154

«В здании Ансамбля песни и пляски российской армии им. А. Александрова в Земледельческий пер., д. 20 создан оперативный штаб по оказанию психологической помощи родственникам погибших в крушении Ту-154. В нем развернуты бригады военных психологов и медиков. В группах специалистов высококвалифицированные специалисты лечебных учреждений Москвы, а также специалисты Минобороны РФ», - заявил официальный представитель военного ведомства Игорь Конашенков.

Последний концерт ансамбля в Одинцово 03.12.2016 г. ВИДЕО.


Комментариев нет:

Отправить комментарий