пятница, 5 августа 2016 г.

Диана ГРИШИНА и огнетушитель ОВПМ-8. Психолог на пожаре


Блог продолжает серию репортажей о буднях психологов Тихоокеанского флота. В предыдущем материале психолог Диана ГРИШИНА совместно с Евгенией Альбертовной облачилась в боевую одежду пожарного (БОП) и выдвинулась к месту возгорания - отсеку учебно-тренировочного комплекса на берегу бухты Улисс во Владивостоке. 


Недавно Диана Вячеславовна прошла повышение квалификации по Экстремальной психологии в стенах Тихоокеанского государственного медицинского университета (ТГМУ) под руководством канд. псих. наук подполковника КАДЫРОВА Руслана Васитовича. Самое время применить полученные знания на практике - в экстремальной ситуации корабельного пожара.


На одном их этапов IV Всеармейского конкурса специалистов психологической работы ВС РФ, который проводился на базе учебно-тренировочного комплекса подводных сил Северного флота в Гаджиево, Татьяна ЧУРАНОВА, Татьяна ИГОНИНА и другие психологи готовили расчёты к действиям в очаге пожара, но самих психологов внутрь отсека не пустили.


Им пришлось довольствоваться тем, что наблюдать за происходящим, через иллюминатор отсека, где личный состав атомохода боролся за живучесть. В реальных условиях на подводной лодке применяется система пожаротушения ЛОХ (Лодочная объёмная химическая), где в качестве огнегасителя используется фреон. И тут главное успеть вовремя надеть переносной дыхательный аппарат (ПДА) ...  


8 ноября 2008 года в рамках государственной приёмки подводной лодки К-152 «Нерпа» на палубах второго отсека произошло несанкционированное срабатывание системы пожаротушения. Концентрация фреона в среднем по 2-му отсеку в 300 раз превысила предельно допустимую концентрацию. На некоторых гражданских специалистах кислородные аппараты были надеты, но включены не были. В результате 20 человек погибло (3 военнослужащих и 17 гражданских специалистов), 21 человек получил ожоги дыхательных путей, удушья и обморожения.


Химический анализ огнегасителя системы ЛОХ К-152 «Нерпа» проводился в лаборатории ДВГУ. В результате анализа было установлено, что смесь состояла из хладона типа 114В2 лишь на 34,6 %. 64,4 % смеси составлял ядовитый тетрахлорэтилен. При самопроизвольном срабатывании системы на один отсек автоматически было израсходовано три станции ЛОХ с фальшивым огнегасителем. Отсек заполнился насыщенными парами смеси, аэрозольной капельно-жидкой фазой этой смеси, а та часть смеси, которая уже не могла испариться или висеть в атмосфере в виде тумана и мороси, стекала в трюм по переборкам.


Ничего подобного эксплуатационная документация на систему ЛОХ не предусматривает. Чистый хладон распыляется в отсек в виде аэрозоля, который при повышенной температуре сразу испаряется, переходит в газообразную фазу и в таком виде поступает к очагам горения, вмешиваясь в сам процесс горения на химическом уровне и действуя как замедлитель реакций горения, антикатализатор, ингибитор горения. 


Хладон не вытесняет кислород и не связывает его каким-либо образом, вопреки распространённому заблуждению. В горящем отсеке кислород расходуется на поддержание горения. А если пожара нет, в герметичном отсеке кислорода останется ровно столько, сколько было до подачи хладона, ни граммом меньше. На «Нерпе» же люди надышались и парами преступной смеси, и капельно-жидкой аэрозольной фазой тяжелокипящего тетрахлорэтилена.


Статья 350 Корабельного устава ВМФ гласит: " Живучесть корабля — способность корабля противостоять боевым и аварийным повреждениям, восстанавливая и поддерживая при этом в возможной степени свою боеспособность.

На корабле постоянно должны проводиться организационно-технические мероприятия:
по предотвращению поступления воды в отсеки корабля (внутрь прочного корпуса);
по возникновению пожаров и взрывов;
по предупреждению аварийных ситуаций с оружием и техническими средствами;
по поддержанию средств борьбы за живучесть к использованию;
по подготовке личного состава к борьбе за живучесть корабля".


Статья 353 КУ ВМФ. Первый обнаруживший поступление забортной воды, взрыв, возникновение пожара, появление дыма или пара, аварийное состояние боеприпаса, повышенную концентрацию взрывоопасных и токсичных газов (вредных веществ), обязан объявить аварийную тревогу голосом в отсеке (помещении). Любым видом связи он должен немедленно доложить о месте и характере аварии на ГКП или дежурному по кораблю (вахтенному офицеру), а если это невозможно — в смежный отсек (помещение), и принять меры к ликвидации аварии (повреждения).


Последующие доклады о ходе борьбы за живучесть должны идти без запросов или напоминаний со стороны начальников. Дежурный по кораблю (вахтенный офицер) получив доклад об аварии, одновременно с подачей звонком сигнала аварийной тревоги обязан ОБЪЯВИТЬ АВАРИЙНУЮ ТРЕВОГУ ГОЛОСОМ по корабельной трансляции с указанием места и характера аварии (повреждения).


Никто не имеет право самостоятельно покинуть аварийный отсек (помещение). 
Борьбу за живучесть ОБЯЗАН вести ВЕСЬ ЭКИПАЖ корабля, включая и лиц, ВРЕМЕННО находящихся на корабле. Борьбу за живучесть корабля в помещениях, не занятых командными пунктами и боевыми постами, а также на верхней палубе ведут аварийные партии (группы).


Т.е. если гражданский специалист-психолог поднялся на борт военного корабля, то он не имеет право самостоятельно покинуть аварийный отсек и ОБЯЗАН вести борьбу за живучесть вместе с экипажем. В связи с выше сказанным, логично психологам корабельных соединений изучить Руководство по борьбе за живучесть надводного корабля (РБЖ-НК) и пройти курс учебно-тренировочных занятий на УТК. 


Пока мы листали Корабельный устав, психологи приступили к тушению пожара. В результате короткого замыкания загорелся корабельный щит электропитания. Едкий удушливый запах горящей резины наполнил помещение. И первым, что сделали психологи - обесточили щит.


Если хрупкая Евгения Альбертовна умело пользовалась пожарным рукавом, который извивался в её руках от поданного давления, так и норовя свалить с ног, то Диана ГРИШИНА вооружилась огнетушителем ОВПМ- 8 (огнетушитель воздушно-пенный морской, объём пенообразующего раствора 8 литров). Раньше в них брагу на кораблях ставили.


Огнетушитель воздушно-пенный морской ОВПМ-8 предназначен для тушения пожаров в начальной стадии их возникновения как в закрытых помещениях, так и на открытых площадках кораблей при горении нефтепродуктов, резинотехнических изделий, деталей из синтетических материалов, спиртов, древесины, электрооборудования под напряжением до 500В на расстояниях не ближе 0,5м от пеногенератора. 

Огнетушитель хранится и работает при температуре от плюс 1ºС до плюс 60ºС при относительной влажности окружающей среды до 100%. Устойчив к воздействию морской воды. 

Технические данные : 
Количество пенообразующего раствора - 8 л 
Количество воздушно-механической смеси - 500л; Кратность пены 70÷80 
Длина пенной струи - 3÷4 м 
Время работы 45÷55 сек. 
Емкость резервуара - 9 л 

Емкость баллона сжатого воздуха - 0,4 л 
Давление сжатого воздуха в баллоне - 100÷150 кгс/см² 
Масса незаряженного огнетушителя - 5,6 кг 
Масса заряженного огнетушителя - 13,9 кг 
Габаритные размеры: 
Длина 220 мм Ширина 150 мм Высота 670 мм 
Пенообразователь: «МОРПЕН»


Самым неожиданным для Дианы Вячеславовны стало то, что она так и не смогла повернуть вентиль подачи пены. Резиновая перчатка пожарного комбинезона не давала как следует ухватить злополучный вентиль и повернуть. Огонь разгорался и становилось не по себе. Что в таких случаях надо делать??? Сваливать!!!


Хорошо, что рядом оказались, опытные специалисты, которые оказали необходимую психологическую поддержку Диане ГРИШИНОЙ и отвернули злополучный вентиль. На радостях довольная Диана Вячеславовна облила пеной всё, что только было можно и с гордо поднятой головой покинула аварийный отсек.


А далее начались инструктажи и отработки личного состава аварийных партий, куда своё веское психологическое слово вставили и флотские психологи. Полагаю, что следующим этапом профессионально-должностной подготовки должна стать отработка включения в изолирующий противогаз ИП-6 (не путать с фильтрующим). 


По мнению Дианы ГРИШИНОЙ, Елены ЗАЙЦЕВОЙ и других психологов, они стали ближе к реальным профессиональным проблемам личного состава. Не надо заставлять личный состав бегать с условно раненым на носилках, как это делают в израильской армии. Достаточно прогнать личный состав через учебно-тренировочный комплекс (УТК), что бы сделать выводы ХУ из ХУ, как говорил Михаил Сергеевич Горбачёв.


Психологи увидели военнослужащих в обстановке реально приближённой к экстремальной и профессионально определили, кому требуется психологическая помощь и поддержка, кто является неформальным лидером в микрогруппах. За кем пойдут в аварийный отсек, а кто всех погубит. 


Несомненно, на таких отработках должен присутствовать психолог, но на кораблях 1 ранга их сократили за ненадобностью, а на малых кораблях их никогда и не было. Тем не менее гражданские специалисты психологи соединений готовы оторваться от АРМов, отложить на время бланки тестов, которые ... и пойти к живым людям на корабли, в отсеки. 


В ходе отработки ликвидации корабельного пожара никто из психологов не пострадал, если не считать, что немного надышались продуктами горения. Из практики, всегда найдутся лихие военнослужащие по контракту, которые полезут тушить пожар без изолирующего противогаза, а потом им требуется искусственная вентиляция лёгких от продуктов горения. 




Пожелание. Не нужно, каждый вечер просматривать данный блог - это опасно для вашего психического здоровья))).


В публикации использован скриншот с видео камеры GOPRO.
Продолжение следует.

Диана ГРИШИНА в боевой одежде пожарного. Будни психологов флота. Фото
Евгения Альбертовна и гидрокомбинезон. Будни психологов флота. Фото
Заплыв флотских психологов в бухте Улисс. Фото

Комментарий к публикации от Людмилы ПЕТКО
Посмотрела Вашу статью и вспомнила как сама была в горящем отсеке.


Комментариев нет:

Отправить комментарий