воскресенье, 16 ноября 2014 г.

Женщина НАД нами или почему Павел Цаплин задушил психолога Ольгу


Я не заядлый театрал, хотя в свое время ещё в Ленинграде имел возможность побывать и получить удовольствие от игры Евгения ЛЕБЕДЕВА и Олега БАСИЛАШВИЛИ в спектакле по повести Л. Н. Толстого «Холстомер» - «История лошади» на сцене Большого драматического театра им. Горького (БДТ).

«Он был стар, они были молоды; он был худ, они были сыты; он был скучен, они были веселы. Стало быть, он был совсем чужой, посторонний, совсем другое существо, и нельзя было жалеть его…». 

Старый пегий мерин доживает последние дни в табуне графа Бобринского. Его старость, «и гадкая, и величественная», вызывает у лошадей негодование и презрение, и, повинуясь стадному инстинкту, табун гоняет старого мерина. Но его узнает старая кобыла: «Да ведь это Холстомер, прозванный так толпою за длинный и размашистый ход, равного которому не было в России». И мерин начинает рассказ о своей жизни...

Но сегодня рассказ не про старого мерина. И даже не про стакан портвейна. Меня пригласили провести воскресный вечер в театре, и я с благодарностью согласился оторваться от компьютера. Речь шла о какой-то женщине, то ли ПЕРЕД нами, то ли ЗА нами, то ли ПОД нами. Оказалось, что это комическая драма режиссёра Павла УРСУЛА "Женщина НАД нами", автор Алексей Слаповский с Игорем ЛИФАНОВЫМ и Михаилом ПОЛИЦЕЙМАКО.   


На первом этаже коттеджа трое мужчин, задержанных милицией на 15 суток за пьянку, занимаются ремонтом. На втором этаже живет молодая и красивая, обаятельная и соблазнительная хозяйка - дипломированный психолог Ольга (актриса Любовь ТОЛКАЛИНА).

По ночам она пишет кандидатскую диссертацию, с утра до обеда отсыпается, после обеда ведёт душевные беседы со строителями. Мужчины не профессиональные строители: у каждого своя биография, каждый много пережил и каждый одинок.

Дмитрий Сергеевич Лукояров (актёр Михаил ГОРЕВОЙ) -  собачник-инвалид, изображающий из себя мачо, Александр Гачин (актёр Михаил ПОЛИЦЕЙМАКО) - уверенный в своей интеллектуальной состоятельности и Павел Цаплин ( актёр Игорь ЛИФАНОВ) - нервный интеллигент, утонченный до психопатии, раз в год вместе с другом Гачиным, напивающийся по случаю ухода жены к другому.


Суровая с виду, но очень симпатичная хозяйка-психолог оказывается человеком широкой души и поит мучающихся с похмелья мужиков коньяком. После употребления горячительного их воображение разыгрывается.

Естественно, они говорят об этой женщине – и шутливо, и цинично, и мечтательно. Подначивают друг друга: кто осмелится пойти к ней и попробовать познакомиться поближе… Все они моментально делают "охотничью стойку", едва хозяйка коттеджа Ольга появляется на стройке. Естественно, все герои по очереди пытаются ею завладеть. И каждый рассказывает свою историю покорения Ольги.


Первым идет простой и грубоватый Лукояров. Возвращается и рассказывает. И показывает, то есть возникает театр в театре - мы видим все глазами Лукоярова. И не знаем (как Гачин и Цаплин), врет он или нет. По рассказу (и показу) получается, что он победил.

ЛУКОЯРОВ. Ты ... решила меня подразнить, но ты не на того напала! Если я люблю женщину, меня нельзя остановить!
ОЛЬГА. Я буду кричать!

ЛУКОЯРОВ. Кричать от радости? Я согласен! Посмотри на меня. Я крепкий и страшный, как цепной кобель! Ты с ума сходишь, ты хочешь попробовать!
ОЛЬГА. Я воспитана в интеллигентной семье и привыкла к другому обхождению! Не надейтесь на взаимность, если будете такие грубости мне говорить. Я хочу подумать.


ЛУКОЯРОВ. Нет! Женщинам нельзя давать думать! Если женщина начинает думать, она перестает быть женщиной!
ОЛЬГА. В твоей грубости есть привлекательность. Но я люблю совсем других мужчин.

ЛУКОЯРОВ. Ты не пробовала таких, как я!. Закрой глаза и ляжь на постель! Ну!
ОЛЬГА. Я не собака, чтобы кричать на меня!

ЛУКОЯРОВ. Лежать! Лежать - и ждать подачки! Ты еще упрашивать будешь, скулить! Ты будешь ноги мне облизывать и ждать меня у порога! Закрой глаза! Ляжь! (Гачину и Цаплину.) И она закрыла глаза и легла...

Нервный вспыльчивый Цаплин не верит. Считает, что такая женщина – не может! Ироничный и ехидный Гачин, напротив, считает, что вполне может… но не с Лукояровым. Лукояров предлагает не трепаться, а пойти и проверить.


Идет Гачин. Возвращается. Еще один рассказ и еще один показ…

ГАЧИН. Вам хочется дотронуться до меня, чтобы убедиться, что я существую. Ну, дотроньтесь. А вдруг я и в самом деле - мираж? Ну?
Ольга подходит, дотрагивается.

Мы с вами похожи. Мы вечно ищем. И знаете что? Мы боимся найти! Нам нужно как можно скорее убедиться, что опять не то, опять ошибка - и успокоиться! (Берет ее за плечи.) Я хочу разрушить этот обман. Я хочу убедиться, что эти глаза - не самые красивые, эти губы - не самые манящие, эта шея - не самая волнующая...

ЛУКОЯРОВ. Ниже, ниже спускайся, чего там!
ЦАПЛИН. Молчи!

ГАЧИН. А вам в свой черед хочется быстрее понять, что я такой же, как все - и даже хуже. Что мои влюбленные глаза - выдумка, голос - выдумка, плечи - выдумка!
ОЛЬГА. А если нет? Что мы будем тогда делать?

ГАЧИН. Этого не случится. Это бывало только в мифах и сказках.
ОЛЬГА. Но хотя бы на час, на день, на месяц? У меня так было.

ГАЧИН. Значит, уже не будет. Потому что это бывает один раз в жизни....


И опять дело якобы кончилось победой. Утончённый интеллигент Цаплин вне себя. Он готов впрямую спросить женщину, но не решается. Ему предлагают не мучиться, а сходить самому и попробовать. И он идет. И это третий рассказ и показ.

ЦАПЛИН. В чем? А ни в чем! Я хочу рассказать. Вы же рассказывали - и я хочу рассказать. Вы очень артистичные люди. Как все подлецы. Я тоже артистичный, хоть и не подлец. Я умею рассказывать, да, я люблю, мне только настроиться, я как раз настроился!.. В общем, я захожу, она, само собой, в ванной, голая, потом запускает меня, то есть приглашает, я ей спинку мылом мылю, потом, значит, ну, все нормально, какие проблемы - в постель, в постель - и понеслось, и понеслось!



ЦАПЛИН ОЛЬГЕ. Я вас разгадал. Я вас понял. Вы играете в воплощенную мечту! Можете не признаваться. Вы играете в воплощенную мечту! Вот этот - ну, этот собаковод. Он был у вас позавчера. Тоже чай пил? Конечно. Для него мечта - это прекрасная женщина, которая подчинится ему, как собака. Вы это сразу угадали - и сделали ему приятное. Зачем? Что за вопрос! Вам скучно, вам хочется развлечь себя - вот и все! Вы развлекаетесь - и делаете людям приятное! Что с ними потом будет - это уже вас не касается!

Далее! Приходит другой. Он мечтает о женщине, которую победит силой ума. Словесный поединок - и женщина у его ног! Вы опять угадываете - и тоже делаете ему приятно. Умело сопротивляетесь в словесном поединке - и умело сдаетесь. Нет, вы не Клеопатра, куда ей! Вы - лучше! То есть хуже.

Теперь пришел я. Да, вы все правильно поняли. Да, я тоскую о людях - нормальных. Просто нормальных людях. Я устал: сплошные предательства, сплошные... Я устал. И вы это гениально - гениально, поздравляю! - вы гениально это увидели - и тут же гениально стали подавать! Ах, я пишу кандидатскую. Я просто и нормально люблю своего мужа! И всё, и я побежден! Я умилен! Я влюблен! Только зачем вам это нужно, вот вопрос?

ОЛЬГА. Не знаю, что вам сказали ваши товарищи... Я ничего не угадываю, я ни во что не играю. Да, от меня чего-то ждут. Всегда. Я это знаю. Вы говорите: нормальные люди. Это правда? Вам нравятся нормальные люди? Я действительно нормальный человек. Я обычная женщина. Приятной внешности, согласна, не дура, тоже согласна. Но почему-то все чего-то ждут! Если честно, я к этому привыкла даже. Хотя - нет... Мне не дают быть такой, какая я есть. Даже муж. Для него я умненькая кошка. Он сам очень умен и даже представить не может, что у женщины тоже могут быть неплохие мозги... Вы видели порнографические фильмы?

ЦАПЛИН. Нет. То есть смотрел, но... Не понравилось. Каждый человек хоть раз смотрел.

ОЛЬГА. Вот именно. Любопытство. А мне это нужно было - это близко к моей теме. И я очень быстро поняла, что там только два варианта: или женщину используют как предмет - или она ублаготворяет мужчину со всех сторон, а он отдыхает. А чтобы на равных - такого не может быть. А поскольку фильмы эти делаются преимущественно для мужчин, то, значит, тут общая тенденция: мужчина видит себя всегда хозяином. Который или делает, что ему вздумается, - или снисходительно принимает ласки.

ЦАПЛИН. Но вы-то встречали того, кто хотел быть с вами на равных?

ОЛЬГА. Я? Нет. Нет.
ЦАПЛИН. А может, тут просто физиология? Мужчина одно, женщина - другое.

ОЛЬГА. Не настолько другое.
ЦАПЛИН. Знаете что? На самом деле никакого равенства быть не может. Лично я со своей женой хотел быть на равных Я ей так и сказал об этом. Я сказал: я презираю мужчин, которые считают, что им можно все, а женщине нельзя ничего. У них равные права. Но у меня просьба: если ты собираешься использовать свои права, скажи мне об этом! Не надо лжи, ложь унижает. Если же со мной случится - я честно скажу тебе.

ОЛЬГА. И что?
ЦАПЛИН. И - ничего не получилось. Она не захотела равенства. Она захотела лжи. Она купалась во вранье. Самое удивительное, что она мне, неглупому человеку, морочила голову не месяц, не два, а четыре года, представляете?.. 

Впрочем, вы мне тоже морочите голову. И вообще - надо думать о себе. Как все. Я устал думать о ней, я хочу о себе думать... Вы всё сделали правильно, вы же психолог, оказывается. Профессионально со мной обошлись. Вот я уже и растаял, чайку попил - и все отлично. Нет. Мне придется вас удивить. Я задам вам вопрос - и очень прошу ответить прямо.

ОЛЬГА. Я постараюсь.
ЦАПЛИН. Скажите, что во мне такого, что вы на меня не смотрите как на человека? Я же вижу! Вы не принимаете меня всерьез! Вы гораздо серьезней отнеслись к этому собачнику - и к моему подлецу-приятелю. Почему? Отвечай быстро и не ври: ты спала с ними?


ОЛЬГА. Вы с ума сошли.
ЦАПЛИН. Я все равно узнаю правду! Отвечай.

ОЛЬГА. Знаете, вам лучше пойти поработать.
ЦАПЛИН. Девочка, милая, ответь - и я уйду. Я сразу же уйду. Скажи - только правду.

ОЛЬГА. Это нетрудно. Я только не понимаю, почему вы этому придаете такое значение? Я ведь не жена ваша, не любовница, не дочь...
ЦАПЛИН. Все! Молчим! Не надо слов. Ясно. Ты была с ними.


ОЛЬГА. Вы с ума сошли.
ЦАПЛИН. Ты была с ними, поэтому вопрос: а почему не хочешь со мной? Я что, ущербный? В чем дело?

ОЛЬГА. Слушайте внимательно. Слушайте меня внимательно.
ЦАПЛИН. Я слушаю.

ОЛЬГА. Оба они приходили поговорить со мной. Да, глядели на меня... Да, были планы... Я это видела. Я привыкла. Но... Это даже смешно. Вы вообще понимаете, о чем говорите? Видите ли, вы там работаете, а я тут с вашим напарником... Нет, вы с ума сошли, это точно.
ЦАПЛИН. Простите, Оленька. Я ведь знал. Я им не верил. Они наболтали про вас.


ОЛЬГА. Они просто вас дразнили.
ЦАПЛИН. Да? Я тоже так думаю. Но я и не верил. Я не верил. Я сразу понял - вы не как все. И нельзя! Если все станут, как все, это будет уже конец света. Должны быть такие, как вы - то есть не как все. Особенные. Необычные. Неприступные.

ОЛЬГА. У вас явно что-то сместилось. Я именно как все. Как большинство. Потому что большинство нормальных женщин не будут спать со строителями, которые отделывают их дом. Ведь так?

ЦАПЛИН. Будут! Если явно не будут, то в мыслях будут, вы же психолог, вам ли этого не понять! А у вас я и мысли такой в глазах не видел, не потому что вы холодная или... А потому что вы... Ну, вы понимаете... Вы... Вы настоящая женщина! Вы можете многое себе позволить - в том числе и не позволять себе ничего! Вы можете любого послать к черту - и любого приласкать, и это будет по-царски. Можно, я буду откровенным?



ОЛЬГА. Конечно.
ЦАПЛИН. Только не гоните меня. Выслушайте. Подумайте. Оцените. Успокойтесь. Я тоже спокоен. Я отдаю отчет в своих словах. Вы готовы?

ОЛЬГА. Да.
ЦАПЛИН. Я мог бы ухаживать за вами полгода, год... Но я не могу... То есть... Я хочу умереть. Но я не хочу умирать. Если вы мне поможете, я буду жить. Женщина прекрасная, недоступная, поднебесная - никому, никогда - и вдруг мне, как подарок, мне, Иванушке-дурачку, не по любви, ладно, просто так, от щедрости души, чтобы спасти и... Понимаете?


ОЛЬГА. Можно перевести на простой язык?
ЦАПЛИН. Можно.

ОЛЬГА. Вы просите, чтобы я отдалась вам, незнакомому человеку, чтобы вам стало легче. Так?

ЦАПЛИН. Вы психолог! Вы точно психолог! Так - да не так. Вы подумайте: вот они там сидят, победители - которые не победили! Они уверены, что не победили случайно, они уверены, что я-то уж точно окажусь с носом! А я возьму и не окажусь!.. Я прошу вас... Если хотите - совершить подвиг... Подарить любовь любимому - легко. Подарить нелюбимому, но красивому - легко. Подарить по увлечению, по прихоти - легко! А подарить - как жизнь? Не пробовали? Не любимому, не красавцу, не победителю - а последнему из последних! Не им, уверенным и наглым, а мне! И пусть подавятся!


ОЛЬГА. Они все равно не узнают о вашей победе. Или вы собираетесь рассказать?
ЦАПЛИН. Ни в коем случае! Но я сам буду знать! И буду жить. Понимаете?

ОЛЬГА. Понимаю. Но вы ведь умный человек. Вам важно ведь что? Не сам факт победы над необыкновенной женщиной - какой вы меня считаете, ладно, пусть так, а - возможность победы? Да?
ЦАПЛИН. Допустим.


ОЛЬГА. Тогда успокойтесь. Это возможно.
ЦАПЛИН. Серьезно?

ОЛЬГА. Вполне.
ЦАПЛИН. Тогда... Тогда что ж... Тогда я... Я в душ, да?

ОЛЬГА. Зачем? Я сказала - это возможно. Почему обязательно подтверждать?
Что это прибавит?
ЦАПЛИН. А может, вы меня обманываете? Успокаиваете?

ОЛЬГА. Нет. Это - возможно. Это - случилось. Это - было. Считайте, что прошло полчаса - и все уже было. Разве вам фантазии не хватает?
ЦАПЛИН. Хватает. В самом деле...


ОЛЬГА. Это было. И мы прощаемся. И я целую вас на прощанье. (Целует Цаплина.)
ЦАПЛИН. Конечно... У меня мало опыта... Но вы вот это сделали... Вы без вранья это сделали. Вы поцеловали так, как... Это что, тоже профессия?

ОЛЬГА. Нет. Просто захотелось. Мне захотелось вас поцеловать. Просто. От души.
ЦАПЛИН. То есть, я вам нравлюсь?

ОЛЬГА. Да. Иначе я бы не сделала этого.
ЦАПЛИН. Почему мы прощаемся? Я хочу остаться здесь. С вами. Мы будем на равных. Никто вас так не поймет, как я. Ты будешь счастлива, Оленька. Люди не умеют любить - я умею любить.

ОЛЬГА. Вам очень трудно допустить, что я хочу вообще быть одна? Без вас, без кого-то вообще? Одна, сама по себе? Вы можете позволить мне существовать без вас - и вне вас? Я хочу быть чужой, вы разрешите мне это? Я имею на это право?


ЦАПЛИН. Конечно... Я тебе не верю! Ты ведь знаешь, что я уже не забуду! Ты психолог - и я вижу, чему ты научилась! Ты хуже, чем этот собачник. Тот натравливает пса и мстит за себя. Ты тоже мстишь. За что? За свою красоту? За то, что ты... Ты за полчаса измучила меня так, как сто женщин за всю жизнь не измучат. Вот что, девочка, хватит! Я прекращу твои удовольствия. Обойдемся без душа. И без криков, без криков, без криков! ...

Финал отрезвляет: Цаплин, доведенный Ольгой до крайности душит психолога её же чулками. Ольга лежит бездыханная. Так не доставайся ж ты никому!


Зрители во Владивостоке тепло встретили антрепризу. 
Актёрам под бурные аплодисменты зала вручили цветы.
Полный тест пьесы тут http://slapovsky.ru/8/zhenshchina-nad-nami-komicheskaya-drama

Комментариев нет:

Отправить комментарий