вторник, 11 апреля 2017 г.

Психолог Михаил Хасьминский. Суициденты — это злостные эгоисты.


В 2016 году в России зарегистрировано почти 24 тысячи самоубийств. По мнению руководителя центра кризисной психологии при подворье Патриарха Московского и всея Руси Михаила ХАСЬМИНСКОГО, виной всему то, что сама жизнь в глазах человека обесценилась.

Работа, дом, 20 лет ипотеки — это ли смысл существования? А этим вопросом задается каждый человек. Общество потребления не способно подать детям кирпичики, из которых складывается духовный фундамент, потому их так легко вовлекают в группы смерти в Интернете.

РУХНУЛ ФУНДАМЕНТ.

«В основе качества жизни лежит система ценностей и индивидуальные особенности, — говорит кризисный психолог Михаил Хасьминский. — Я видел много суицидников. И по-настоящему верующих среди них не было.

И в то же время ко мне обращались многие люди, пребывающие в тяжелой депрессии, для которых жизнь превратилась в ад. Но они никогда не сделают последнего шага, поскольку у них есть духовный стержень, который их останавливает.

Суициденты — это эгоисты, причем злостные эгоисты. Принимая решение о самоубийстве, они думают исключительно о себе, о своих переживаниях, страданиях, не задумываясь, как будут переживать и переживут ли близкие такую потерю.

Почему в России в XIX веке при отсутствии психологов и антидепрессантов самоубийств было в десятки раз меньше, а среди несовершеннолетних их не было практически совсем? У людей была вера, которая служила главным тормозом, не допускающим суицида, и морально-нравственные ценности. Где-то они есть и сейчас.

Как иначе объяснить, что в Ингушетии или на Северном Кавказе число самоубийств несопоставимо ниже, чем, к примеру, в Новосибирской области?

Может ли во столько раз отличаться социально-экономическое развитие (а именно социально-экономические проблемы общества часто лежат в основе классических суицидов) или число душевнобольных в разных регионах одной страны?

Нет, дело в ценностях. Посмотрите, какое отношение на Кавказе к детям и старикам, к спорту, абортам, институту семьи в целом. А ведь это и есть основа профилактики суицидального поведения».

ЦЕЛИ НЕТ.

«Для того чтобы человек жил и хотел жить, у него должна быть цель. В современном обществе развита потребительская философия. Но потребить все невозможно, это вызывает фрустрацию, а она ведет к отрицанию смысла жизни, — продолжает Михаил Хасьминский.

 — Это очень простая схема. В чем смысл жизни? Взять ипотеку и вносить ежемесячный платеж? Нет. И именно к этому — к идее отсутствия смысла жизни — и подводят детей и подростков в группах смерти.

Приходит ко мне недавно на консультацию мужчина средних лет, рассказывает, что у него депрессия ввиду тяжелого развода. Я у него спрашиваю: «У вас в этом году ребенок школу окончил, поступил в институт, уехал?» «Да, — говорит он. — А откуда вы знаете?»

«Целью вашего брака было воспитание ребенка, — ответил я ему. — Дальнейшей цели нет — и наступает фрустрация, ведь без этой объединяющей цели вы с супругой друг другу чужие люди».

ЖЕРТВЕННОСТЬ НЕ В МОДЕ.

Современные люди, по мнению Хасьминского, не знают, что такое любовь: «Вся их психология построена на чувствах. Они описывают любовь именно как чувство. И это касается, кстати, не только детей, но и взрослых. В России 70 % разводов. А счастливы ли сохранившие брак 30 % пар?

Я как практикующий психолог скажу: у людей нет понимания, что любовь — это жертвенное состояние, желание отдать свое время, силы, тепло безвозмездно другому человеку. И только те пары счастливы, где оба это понимают, где оба готовы жертвовать друг для друга».

К негативным последствиям, по мнению психолога, может привести и философия успеха, которая сегодня столь популярна в воспитании подрастающего поколения. Ребенку с детства внушают, что он должен стать успешным. А когда он сталкивается с реальностью, не умеет справиться с трудностями и встает на путь деструктивного поведения.

Наконец, праздность. «Почему дети или подростки раньше не думали о суициде? Да некогда им было! Социум от них многого ждал, и подрастающее поколение чувствовало ответственность перед обществом. Дети были заняты. А сейчас у них море свободного времени и гаджеты, — говорит Михаил Игоревич.

— Чему нынче учат детей в школе? Каких только предметов нет в программе! Например, у моего сына-школьника есть занятия по ритмике. Это прекрасно. Но дети сталкиваются или будут сталкиваться с горем — с потерей близких, с разводом родителей, например, или с насилием. А почему мы не учим их переживать это, справляться со своими эмоциями, находить выход из этих сложных, но жизненных ситуаций?»

Марина Алексеева.

http://www.35media.ru/articles/2017/03/30/suicidenty-eto-zlostnye-egoisty

Комментариев нет:

Отправить комментарий