понедельник, 14 сентября 2015 г.

30 августа 1974 года на рейде Севастополя погиб большой противолодочный корабль (БПК) «Отважный» Черноморского флота

Главный редактор журнала "Военный психолог" Наталья САВЕЛЬЕВА затронула на его страницах важную тему - психологическую подготовку экипажа корабля к борьбе за живучесть. Предлагаю ознакомиться с записками командира большого противолодочного корабля (БПК) «Отважный» (ЧФ), погибшего 30 августа 1974 года на Черном море.


..Лишь через 20 лет после трагедии Иван Петрович ВИННИК решился написать воспоминания о том, что пережил в тот день в 1974 году. Скорее это даже не воспоминания, а конспективное изложение событий и действий экипажа, АСС флота, направленных на спасение «Отважного» и его личного состава. Лаконичные, четкие и несколько суховатые, они все-таки объемно и квалифицированно передают правду самого тяжелого дня его жизни. 

Написанные от второго лица, они как бы дают возможность ему самому посмотреть на ситуацию со стороны. Представить трудно, что пережил офицер и командир, потерявший в мирное время свой корабль и двадцать четыре члена экипажа. Эту боль Иван Петрович носил в своем сердце всю жизнь и не смог ее унять. В 1997 году его не стало. Но сохранились его записки. Наверняка для нынешнего поколения моряков они будут интересны и поучительны.


Большой противолодочный корабль «Отважный» проекта 61 (код NATO — Kashinвступил в строй в январе 1966 года, до 1974 года девять раз нес боевую службу в Средиземном море и Атлантическом океане. Участвовал в учении «Океан» с выполнением ракетной стрельбы в Атлантическом океане, с заходом в Североморск совместно с ПКР «Ленинград». За отличное выполнение задач командиру вручен памятный подарок от командующего СФ адмирала Лобова (макет ПЛ во льдах).

Участвовал в боевых действиях в Порт-Саиде в 1968 году. С сентября 1969 года командиром БПК «Отважный» назначен капитан 3 ранга И.П. Винник. Участвовал в поддержании стабильности и порядка, в организации обороны в п. Канакри (Гвинея, президент Секу Туре) в 1972 году.

За испытание новой техники в 1972 году командир капитан 2 ранга Винник И.П. награжден орденом Красного Знамени. В 1969 году корабль объявлен отличным, с тех пор это высокое звание подтверждал ежегодно, в 1970 году завоевал приз ГК ВМФ за ракетную стрельбу, оставил за собой приз и в 1971 году, за 1970–1974 годы курсовые задачи, боевые упражнения выполнены только с хорошими и отличными оценками.

План боевой подготовки за 1974 год был выполнен полностью 20 августа 1974 года. По итогам соревнования БП и ПП к Дню ВМФ корабль занял 1-е место в бригаде и был награжден переходящим Красным знаменем Краснодарского крайкома комсомола – «Лучшему кораблю соединения».


Снимок сделан за полгода до трагедии. Мичман П. Гайдарлы со старослужащими моряками БЧ-2. В верхнем ряду первый слева старшина 1 статьи А. Ачмиз, второй слева старший матрос А. Урупа и первый справа старшина 1 статьи А. Макштутис 30 августа 1974 года погибнут, спасая корабль и товарищей.

На корабле имeлocь отличников боевой и политической подготовки – 147 человек, что составляет 60%, специалистов 1-го класса – 79 человек (26%), 2-го класса – 92 чело- века 36%, 3-го класса – 71 человек (24%), отличных БП – 36 (56%), отличных групп – 5 (50%), отличных БЧ и служб – 5 (56%). 

В июне 1974 года И.П. Винник был назначен командиром 3-й бригады в Донузлаве, где принял дела и обязанности: дела командира БПК передал старшему помощнику капитан-лейтенанту В.В. Балашову, т.к. назначенный на должность командира БПК капитан-лейтенант В.В. Гришанов находился в отпуске. 

28 августа по приказанию НШ ЧФ контр-адмирала В.А. Саакяна капитан 2 ранга И.П. Винник был вызван из Донузлава в Севастополь для выхода на БПК «Отважный» в море с целью обеспечения ракетных стрельб МРК 41-й бригады. Командир 70-й бригады капитан 1 ранга Л.А. Макаров, видимо, доложил НШ ЧФ, что ранее организацию ракетных стрельб отрабатывали с командиром Винником, а он назначен с артиллерийского крейсера, поэтому на выход не пошел. 

Перед выходом в море для поддержания полной боевой готовности было принято 5 тонн топлива для вертолетов. В погребе находились авиационные бомбы для вертолетов. 29 августа в 13.00 корабль вышел в море по плану боевой подготовки. Выполнили торпедную стрельбу по надводной цели, ночью участвовали в отработке задачи «ПЛЗ-4».

В 07.30 подошли к бонам, где приняли на борт НШ ЧФ контр-адмирала Саакяна, начальника ПВО ВМФ контр-адмирала Путинцева, зам. начальника 4-го отдела капитана 1 ранга Шибкова и командира 41-й бригады капитана 1 ранга Комара со своим штабом и как корабль управления начали движение в район боевой подготовки для участия в спецучении по выполнению ракетных стрельб кораблями 41-й ОБРК. 

В связи с тем, что состояние моря было 3 балла, малым ракетным кораблям (МРК) было затруднено выполнение ракетных стрельб. Обсудив обстановку и состояние погоды и прогнозы, НШ ЧФ принял решение – выполнять стрельбы. В 09.25 БПК вошел в Полигон боевой подготовки. Ракетные катера вышли на боевые позиции и начали подготовку к выполнению ракетных стрельб. Были включены стрельбовые PЛC и станции наблюдения, ракетные комплексы начали предварительную подготовку к выполнению ракетной стрельбы (PC). 

За 10 минут до подъема авиации с аэродрома Бельбек  в 09.55 на корабле была сыграна учебная боевая тревога для приготовления материальной части к проведению РТУ по воз- душным целям.

В 9.59 командир получил доклад от старшего помощника командира (СПК) о готовности корабля к проведению учения. Ракетные комплексы корабля к стрельбам НЕ ГОТОВИЛИСЬ, и даже не мыслилась подача ракет на пусковые установки, ОДНАКО по тревоге питание на распределительные щиты ракетных комплексов и на погреба подавалось (как и положено по боевой или учебной тревоге).

В 10.02 командир поднялся с ГКП на ходовой мостик и увидел белый дым и форс огня в районе кормовых труб, неожиданно ПРОГРЕМЕЛ ВЗРЫВ. Командир объявил БОЕВУЮ ТРЕВОГУ и передал по трансляции о пожаре в районе кормовой машины, дал команду: «НОСОВОЙ И КОРМОВОЙ АВАРИЙНОЙ ПАРТИЯМ ТУШИТЬ ПОЖАР».

Через 15–20 секунд произошел ВТОРОЙ ВЗРЫВ. С разрешения НШ ЧФ командир спустился на ГКП для выяснения обстановки и управления борьбой за живучесть корабля. На ходовом мостике оставил вахтенного офицера – командира БЧ-3 старшего лейтенанта С.А. Качинского для наблюдения за внешней обстановкой. 

Через 20–30 сек. произошли ТРЕТИЙ и ЧЕТВЁРТЫЙ ВЗРЫВЫ. Было предположение: или пусковые баллоны в кормовом машинном отделении взрываются, или ракеты в погребе. Старший помощник капитан-лейтенант В.В. Балашов сыграл аварийною тревогу. Командир скомандовал: «Командирам БП и КП доложить о наличии дыма, огня и воды в своих помещениях». 

Получил доклады, что нет связи с кормовой машиной, кормовым ракетным погребом, аварийной партией и кормовой башней. Командир послал СПК лично проверить состояние корабля в кормовой части, пройдя по верхней палубе. После осмотра СПК доложил, что РАЗОРВАН кормовой ракетный погреб, а пусковая установка ЗАБРОШЕНА в район кормовых труб. 


Сильный пожар в погребе, продвигается в кормовую машину и в корму – в район артустановки. Командир произвел доклад НШ ЧФ на ходовой мостик и по установленной форме – на КП флота, дивизии и по сети ПВО лично передал на аэродром о взрывах и большом пожаре и попросил доставить на вертолетах пенообразователя или в баллонах углекислоту, чтобы вылить (сбросить) в кормовой погреб. 

Командир просил командиров МРК подойти к кормовой части корабля для снятия личного состава, находящегося на юте, и оказания помощи в тушении пожара, распространяющегося в кормовую часть. Один МРК подошел с кормы к БПК, снял несколько человек с борта и поднял личный состав, который ударной волной сбросило за борт, но потушить пожар и находиться у борта БПК никто не решился, т.к. и на МРК находились и боезапас, и ракеты, и топливо, а вероятность очередных взрывов была большая. 

С подходом аварийно-спасательного судна ПЖК-123, на котором находился капитан 2 ранга А.В. Жбанов, к левому борту личный состав БПК совместно с ПЖК энергично повел наступление на огонь благодаря подаваемой пене по пожарным шлангам во внутрь помещений и на верхней палубе. Огонь стал отступать и явно уменьшался. 

Вода подавалась пожарными стволами с ПЖК и корабельными средствами борьбы с пожарами. На БПК до последних минут подавалось электропитание и работали средства водоотлива и пожарные насосы, что способствовало УСПЕШНОЙ борьбе личного состава за живучесть корабля. Однако на ПЖК и на корабле были очень малые запасы пенообразователя, и очень быстро все было израсходовано. Пожар вновь стал усиливаться, а кроме воды, из пожарной системы больше ничего не было.

Командир БПК просил капитана 2 ранга Жбанова на ПЖК, чтобы еще дали пены, но получил ответ: «Больше нет ничего», командир попросил, чтобы безрасчетно не лили воду во внутренние помещения, чтобы не образовалось свободных поверхностей и не накапливалась вода в помещениях выше ватерлинии, ибо КОРАБЛЬ МОЖЕТ ОПРОКИНУТЬСЯ. 


На корабле было затоплено более трех отсеков. Расчеты показывали, что корабль находился в критическом состоянии. К борту подошел ЭМ «Сознательный», на который перегрузили секретные документы, технику и документы СПС и строевой части, пересадили часть личного состава, офицеров штабов. 

На борту ЭМ находился командир бригады капитан 1 ранга Л.А. Макаров. Анализируя деятельность офицерского состава, мичманов по докладам членов госкомиссии и комиссии МО, можно сказать, что экипаж в этой сложной и критической обстановке показал высокие морально-политические и ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА, высокие навыки в борьбе за живучесть корабля, что фактически позволило в течение 5 часов 40 минут бороться с пожарами и водой и при затоплении более трех отсеков, и при наличии сильных пожаров, когда МЕТАЛЛ ПЛАВИЛСЯ И СТЕКАЛ КАК ВОСК СО СВЕЧКИ! 

Действия командного и личного состава по БЗЖ ярче всего характеризует тот факт, что типовые варианты из документации по непотопляемости корабля однозначно трактуют, что КОРАБЛЬ ПРИ ЗАТОПЛЕНИИ ТРЁХ ОТСЕКОВ ТОНЕТ. На самом же деле «Отважный» оставался на плаву – была хорошая герметизация помещений и надежные линии обороны по борьбе с водой. 

Во время усиливающегося пожара и постоянного его продвижения в носовую часть от кормовых труб к торпедной площадке, когда огонь угрожал боевым торпедам и в любую минуту мог произойти взрыв, капитан-лейтенант КАМАЛОВ, мичман МЕДВЕДЕВ, старшины 2 статьи СЕЛИМСУЛТАНОВ, СЛИВКИН, матрос КАБАНОВ охлаждали торпеды водой и по приказанию командира (после доклада НШ ЧФ об угрозе взрыва) вручную сбросили две торпеды, лежащие на площадке, за борт, а три – выстрелами с торпедного аппарата (после личной проверки обстановки командиром корабля). 

Когда стала нагреваться переборка в столовой личного состава со стороны кормовой машины и возникла угроза взрыва 6-го и 7-го погребов с глубинными бомбами, по приказанию командира (после доклада НШ ЧФ и личной проверки обстановки) мичман МЕДВЕДЕВ и старшина 2 статьи КОЗЛЕНЕЕВ и другие при помощи пожарных шлангов в задымленном помещении столовой личного состава затопили погреба, тем самым предотвратили взрыв около 5 тонн взрывчатого вещества и улучшили остойчивость корабля, не допустив затопления огромного помещения столовой личного состава. 

Старшина 2 статьи ГАРИБЯН и матрос НИКИТЕНКО в районе сильного пожара у кормовой трубы сбросили за борт баллоны с ацетиленом и кислородом, на которых уже начала гореть краска. 

Оказавшись на камбузе и не имея возможности выйти из помещения ввиду заклиненных дверей и люка, матрос ПРОЧАКОВСКИЙ через иллюминатор крикнул: «Товарищи, со мной все ясно! Спасайте корабль!». 

Пытаясь выбраться из аварийного помещения, ЗАСТРЯЛ В ИЛЛЮМИНАТОРЕ матрос ПЕТРУХИН. Командир приказал вырезать иллюминатор, но ни газосваркой, ни электросваркой этого не удалось сделать. Травмированному и с большими ожогами матросу сделали обезболивающие уколы, но продвигающийся ОГОНЬ НЕ ПОЗВОЛИЛ СПАСТИ ЕГО и других матросов, заблокированных на камбузе.

К печати подготовил капитан 1 ранга запаса Олег ПРИХОДЬКО,
бывший командир ЗАБ-3 БПК «Отважный».

Продолжение следует.
Источник - "Флаг Родины" №65 (27123) от 28.08.2015 г.

Продолжение  - http://aleksey-pelevin.blogspot.ru/2015/09/0-1974.html
Окончание - http://aleksey-pelevin.blogspot.ru/2015/09/30.html

Есть мнение. Наталья САВЕЛЬЕВА - психолог, которая «сожгла экипаж»

2 комментария:

  1. Алексей Владимирович, большое спасибо за присланную информацию. Хорошо помню этот черный день для всего Военно-Морского Флота. Я, в то время командир трюмной группы ЭМ "Влиятельный" (173 БЭМ ТОФ), был на БС в Индийском океане, но уже в этот день нами было получено сообщение о трагедии. В последствии многое было сделано на Флоте по предотвращению подобных аварий, но не все можно предусмотреть... Гибель кораблей, к сожалению, не прекращается. И не все можно списать на "непреодолимые обстоятельства"...
    Вечная память морякам, отдавшим свои жизни чтобы жил корабль и члены экипажа.
    Капитан 1 ранга Анатолий Узаревич.

    ОтветитьУдалить
  2. Добрый день! Я ищу информацию о Пальцеве Борисе Ивановиче, который служил мичманом либо в Мурманске, либо в Североморске в 1974 году. Другой информацией не располагаю. Буду рад любой помощи в деле розыска этого человека или его родных. Прошу писать на адрес: alekssm3@gmail.com.

    ОтветитьУдалить