понедельник, 7 мая 2018 г.

Наталья Прокопенко о работе пенитенциарного психолога. Окончание.


Эти люди знают, что творится в душе преступника. И ежедневно помогают справиться с депрессией тем, кто оказался за решеткой. О работе психологов в колониях «Комсомольской правде-Тюмень» рассказала начальник психологической службы УФСИН России по Тюменской области Наталья Прокопенко.

РОМАН С ОСУЖДЕННЫМ.

- Наталья Владимировна, вы говорили, что общаетесь с осужденными, как с обычными людьми. И многим из них нужна поддержка, которую они находят только в кабинете психологов. Не возникает у осужденных романтической привязанности к психологам? Все-таки большая часть коллектива – женщины.

- Мы не только общаемся как с простыми людьми и уважительно, по имени-отчеству, но и в форме на режимную территорию не заходим. Идем в гражданской одежде, что снимает барьер между нами и осужденными.

За всю мою практику некорректно себя повел только один осужденный. В данном случае, сразу же был вызван сотрудник отдела безопасности. Но в основном все ведут себя адекватно. Про то, что влюбляются в психологов… 

Как-то я пришла на работу, чтобы по просьбе осужденного провести с ним консультацию. Когда он меня увидел – расстроился. Говорит, хотел поработать с другим психологом. Я переспросила: а какая разница? Он лишь ответил: ну вы же понимаете, о чем я. В общем, влюбился в нашу сотрудницу и искал с ней встреч.

- Были случаи, когда сотрудник колонии завел роман с заключенным?

- При поступлении на службу всех сотрудников предупреждают о том, что вступать в неслужебную связь с осужденными категорически запрещено – сразу идет увольнение. Но жизнь есть жизнь, просто скажу, что случаи, когда кто-то из сотрудников заводил роман с осужденным, конечно, были.

- Часто осужденные пытаются найти «любовь» на воле. Ищут спутниц жизни через объявления в газете, соцсети… Как женщине не «клюнуть» на удочку?

- У некоторых осужденных есть даже не одна любовь, а несколько женщин. Но верить им или нет – такого совета дать не могу. Потому как есть всякие люди. Искренние. И те, кто ищет выгоду.

Чем отличаются мужчины, которые находятся за забором? Они очень внимательные, романтичные, не скупятся на красивые слова, комплименты. Одним словом, делают то, о чем мужчины на воле забывают. А те, кто за решеткой, напоминают, какие женщины красивые, любимые, желанные.

Хотя такое общение – своего рода культура. Попадая в колонию, люди начинают верить в Бога, возвеличивать мать (хотя может и не вспоминали о ней никогда) и начинают восхвалять женщин. Как правило, письма «любимой» пишет один и тот же человек, а рассылают всем. 

Вдруг повезет? Цель одна – получить выгоду для себя: длительные свидания, если это брак, посылки, передачки. Но есть люди, которым нужно верить – они нуждаются в поддержке. Разобраться женщине в истинных намерениях мужчины – очень сложно.

Был случай в Тюмени, когда осужденный переписывался с девушкой, выслал ей фотографию, но не свою. Когда она пришла на заключение брака и увидела будущего супруга - разревелась. Она могла отказаться от замужества, но видимо была в шоковом состоянии и не сказала «нет».

ВАЖНАЯ РАБОТА.

- Кому все-таки больше нужна работа психологов в колонии. Осужденным или руководству, которое будет мониторить психологическое состояние заключенных?

- Всем. В своей деятельности мы смотрим, какие проблемные моменты в работе колонии существуют и как это можно исправить. Но и осужденные говорят, что мы им нужны. Хотя некоторые часто не понимают, для чего эти тесты, консультации, работа с психологами. Как бы они к этой работе не относились – она приносит им пользу, успокаивает и не дает сойти с ума за решеткой.

И сотрудникам исправительных учреждений нужны, потому что психологическую поддержку оказываем и им.

- Если осужденных и работников поддерживает психологическая служба, то кто консультирует самих психологов?

- Мы друг друга консультируем сами. Работа у нас тяжелая, поддержка нужна. Первое время я приходила домой как выжатый лимон. Осадок после работы оставался. Сейчас привыкла и уже не представляю себя на другой службе.

Мнение изнутри.

В подготовке материала мы не могли не узнать мнения и самих осужденных. Юрий (имя изменено по просьбе героя, - Прим.авт.) сейчас отбывает наказание в одной из тюменских колоний. Он согласился рассказать «Комсомольской правде-Тюмень» о том, что чувствовал в первые дни, находясь в заключении и как ему живется сейчас. В отличие от Натальи Прокопенко, в отношении психологов и всего УФСИН он настроен радикально. Сразу признался, что не доверяет, ни психологам, ни сотрудникам колонии.

- Первое время человек потерян, особенно если у него нет малейшего представления о СИЗО и о том, что его ждет в этих стенах, и в целом после следствия. Мы же все существа с ассоциативным мышлением, вот и додумываем все что не знаем наверняка. А там мы не знаем многое. Я своими глазами видел, как парень успел за пять месяцев в СИЗО поседеть.

Психологи в колонии работают с нами, но большей частью воспринимаются как враги - они в одной упряжке с сотрудниками. А сотрудники автоматически враги, потому что осуществляют изоляцию, надзор. В этом сходятся взгляды и невинно осужденных, и попавшихся за дело. Лично от меня какого-то доверия к психологам ожидать не стоит. 

Как и правдивых ответов на тесты. Многие арестанты кстати уверены, что именно благодаря этим тестам некоторым "дают полосу" (официально это называется "ставят на профилактический учет", две дополнительные проверки для таких осужденных в лагере) за склонность к суициду.

Что касается "тяжело ли сидеть"? Заключение оно всегда заключение, даже если есть еда и кров. Переоценка ситуации человеком происходит непрерывно, в течение всего срока. К раскаянию приходят довольно быстро. Но чем больше срок у человека, тем меньше вероятность того, что человек сможет встретиться в общество обратно. Потому что за год-два человек почувствовал всю глубину отчаяния, познал весь дискомфорт заключения, искренне раскаялся.

Поиск «жен» на воле… Тут нельзя однозначно сказать. Есть и расчетливые зеки, есть и те, кому действительно нужна забота. Жен находят через соцсети, кто-то выцыганил номерок незамужней девушки, а потом "случайно" ошибся номером, кто-то через раздел "Переписка" в "Казенном доме" (газета, которую выпускает ФСИН). 

В целом сложно сказать сколько процентов зеков женятся для выгоды. Тут еще непростой вопрос что такое выгода. Я знаю парней, которые освободившись, продолжали жить в той семье, которую создали находясь в местах лишения свободы.

Елена БЕЗГОДОВА.
Фото: пресс-служба УФСИН России по Тюменской области.

Источник - https://www.tumen.kp.ru/daily/26723/3750176/

Наталья Прокопенко о работе пенитенциарного психолога. Начало.

Комментариев нет:

Отправить комментарий